• Главная
  • Об Одессе, де Волане и почтении к истории
Cубботний разговор
09:10, 8 сентября 2012 г.

Об Одессе, де Волане и почтении к истории

Cубботний разговор

В Одессе в очередной раз отметили День рождения города… Как обычно, много было пышных слов властей о любви к городу, о его славной истории. А привести наконец-то в чувство спуск, названный в честь одного из основателей Одессы Франца де Волана,  руки так и не дошли…

                                                   Трущобная «канава»

Вот ведь как бывает. Йосиф де Рибас и Франц де Волан вместе строили Одессу. Но в честь одного назвали главную улицу города. А в честь другого - трущобную «канаву». Поразительное отношение к одному из главных зодчих города. Есть ли еще где-нибудь подобное?

Об Одессе, де Волане и почтении к истории, фото-1

 Деволановский спуск расположен в Карантинной балке между улицей Еврейской и Таможенной площадью. В дореволюционное время – Левашовский спуск. По имени Владимир Левашова – графа, генерал-майора, градоначальника Одессы в 1876 - 1878 годах. В советский период - спуск Вакуленчука. По имени унтер-офицера, большевика Григория Вакуленчука, руководителя восстания на броненосце «Потемкин». В 1995 году спуск получил свое нынешнее название. А в простонародье эту территорию давно прозвали «канавой».

Потому как сразу за Таможенной площадью начинается депрессивная зона. Проезжая часть улицы-каньона усыпана рытвинами-колдобинами-выбоинами, камнями и мусором. Вдоль дороги дома-коробки «бомжеватой» наружности - обветшалые стены, ветхие деревянные лестницы, окна без стекол и крысы в подвалах. Памятник «Потемкинцам» перенесли на Таможенную площадь словно бы специально для того, чтобы туристы любовались расположенным по соседству полуразрушенным спуском.

Об Одессе, де Волане и почтении к истории, фото-2

 2

 3

 

Еще до 1917 года это был район для простолюдинов, в частности, для рабочих порта. Но на старых фотографиях он выглядит не только моложе, но и заметно опрятнее. В советское же время здесь располагалась промышленная зона - завод радиодеталей «Эпсилон». Теперь на его месте пустые, «одичавшие» от неиспользования, постепенно разваливающиеся корпуса. Территория приюта для бездомных.

В темное время суток на улице еле заметное освещение от тусклых фонарей и почти полное отсутствие людей из-за неприглядной уличной «физиономии» и опасностей «гоп-стопа». «Комнату страха» нужно было открывать не на Дерибасовской, а здесь, на Деволановском. Искусственно созданная, она бы подкреплялась естественной, так сказать, средой обитания. В марте этого года коммунальщики, правда, соблаговолили провести субботник и самосвалами три дня вывозили свалки строительного (благодаря расположенным рядом стройкам) и бытового мусора. По свидетельствам очевидцев часть местного населения давно приспособилась выбрасывать мусор на спуск, склоны. Зачастую прямо из окон. Наверное, думают, что они в Италии. Где, как известно, есть традиция на Новый год выбрасывать старую ненужную мебель. Впрочем, сегодня бросаться мебелью из окон из-за больших штрафов мало кто из итальянцев рискует. А вот у нас для некоторых это становится традицией. И далеко не только по праздникам. Во время субботника и кресла находили, и диваны.

Также Деволановский спуск предсказуемо оказался среди улиц города, наиболее пострадавших от «тропических» ливней этого лета. Видеосъемка удостоверяет, что вода здесь поднималась до уровня пояса. Как и сто, и двести лет назад сильные потоки воды стремительно стекали по балке. По дороге они вырывали куски асфальта и превратили и так давно уже изуродованное дорожное полотно в поле полуметровых ям, «траншей» и «рвов». Нормально передвигаться здесь теперь можно разве что на «вертолетах Януковича».

Меж тем по своему ландшафту квартал ведь весьма интересен, единственный в Одессе такого рода. Это подарок для любителей фотографировать своеобразные урбанистические пейзажи. Дома и дорога, окруженные склонами, лестницами и тремя мостами (Новикова, Строгановским и Коцебу). Мосты – особая архитектурная страница. Зодчие XIX-го века умели делать на сложной для строительства местности удобный для жизни и красивый город. Плюс отличная «география» – городской центр, рядом - парк Шевченко, пляжи, море. А сколько фильмов снято в этом микрорайоне! «Волны Черного моря», «За власть Советов», «Белеет парус одинокий», «Мексиканец» и другие…

Казалось бы, квартал сам собой напрашивается на роль туристического оазиса. Нужно только восстановить насколько это возможно исторически ценное старое, дополнить его новыми архитектурными задумками и находками. Но туристов сюда водить не собираются. Симпатики же экстремального туризма по трущобам сами приходят. А российская поп-рок группа «Звери» недавно даже снимала здесь свой клип.

Понятно, что со временем квартал преобразуют. В некоторых местах на спуске и по соседству с ним уже возвышаются новые здания банков, бизнес-центров, ночных клубов и ресторанов. Вот только к «преданьям старины глубокой» они никакого отношения не имеют. Историческая Одесса исчезает на наших глазах.

                                              «Благодарные» потомки

В советской историографии голландца де Волана старательно почти не замечали. Не член ВКП (б), иностранец из капиталистической страны… О его огромной роли в истории города вспомнили лишь в 90-х годах прошлого века. К 200-летию Одессы появился названный его именем Музей Одесского порта. Рядом есть памятная доска. У входа в порт – бюст де Волана. Входит он и в число «действующих лиц» памятника «Основателям города». Но всю эту позитивную «статистику» портит трущобность Деволановского спуска.

Одессе очень повезло с Францем де Воланом. Во многом, именно благодаря автору первого одесского градостроительного плана «на голых обрывах», Одесса состоялась как большой европейский город и получила почву для гордости. Не случайно многие историки говорят о нем как о выдающемся инженере, архитекторе своей эпохи. Когда выбиралось место для строительства порта и города на Черном море у будущей Одессы были конкуренты. Но приведенные де Рибасом и де Воланом аргументы в пользу основания Одессы были настолько продуманными и взвешенными, что «на высшем уровне» у Екатерины II их восприняли почти без возражений. И появившийся город стал стремительно развиваться. А то, возможно, были бы сейчас каким-нибудь заштатным городишком…

По всем неписанным законам и традициям топонимики приоритетное право дать свое имя улицам должно принадлежать тем деятелям, кто имеет непосредственное отношение к городу. Если говорить о Дерибасовской, Ришельевской, Ланжероновской, Маразлиевской, Воронцовском переулке… то это правило соблюдается. Но де Волана фактически почему-то решили обделить вниманием. В цивилизованном мире к отцам-основателям городов обычно относятся с пиететом. У нас же для первого архитектора города – и это очень символично для нынешнего нашего отношения к истории - не разыскали ничего лучше трущобного спуска. В тоже время, например, нашли возможность назвать часть соседней улицы Польской именем экс-президента Польши Леха Качиньского, который никакого отношения к Одессе и ее истории не имеет.

«Деволановский» квартал нужно было бы привести в «человеческий» вид уже хотя бы потому, что он носит имя основателя города. Не говоря уже о живущих в трущобах его жителях. В этом году, 20 сентября исполняется 260 лет со дня рождения де Волана. Казалось бы, чем не повод, чтобы привести в порядок спуск? Или же другой вариант - мы ведь очень любим менять названия улиц и площадей, тасуем эту «колоду карт» при каждой «смене вех». Тогда первым в сегодняшней очереди на переименование должен быть Деволановский спуск. Временно, до приобретения приличного вида ему можно дать и какое-нибудь безликое название, которых так много на карте города.

Сколько лет еще нужно добавить в биографию Одессы, чтобы научиться с уважением относиться к своей истории?!

 

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
0,0
Оцените первым
Авторизуйтесь, щоб оцінити
Авторизуйтесь, щоб оцінити

Комментарии

Объявления
live comments feed...