Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное»

Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное»

Контр-адмирал рассказал 048 о том, как обустроился флот в Одессе, об успехах ВМС, пополнении флота новыми суднами, операциях по защите территориальных вод, международных учениях и поддержки НАТО

Подходят к концу праздничные мероприятия, посвященные Дню Независимости Украины. А вы заметили, что во многих из них фигурировали Военно-Морские Силы Вооруженных Сил Украины? Как в Одессе, так и в столице. Например, в День государственного флага в рамках «Вышиванкового фестиваля» по легендарной Потемкинской лестнице поднимали гигантский сине-желтый флаг. И среди тех, кому выпала честь держать в руках украинский флаг и подниматься к памятнику Дюку, были курсанты ВМС.  И все это трепетное действо уже традиционно  происходило под музыкальное сопровождение от оркестра Военно-Морских Сил Украины.

Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-1 Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-2 Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-3 Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-4

Другая часть  будущих военных моряков отправилась в Киев, где на День Независимости они приняли участие в военном параде наряду с боевыми морскими пехотинцами.

Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-5 Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-6 Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-7 Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-8 Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-9 Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-10

Как видим, Военно-Морские Силы стали неотъемлемой частью празднования Дня независимости, да и вообще – жизни Одессы. Наш город стал более серьезным благодаря им. Не просто курортом или торговым портом. Теперь Одесса –  действительно Морские Ворота Украины. И за этот год независимости столько всего случилось! Благодаря ВМС об Одессе слышали в разных уголках мира. Об успехах украинского флота нам рассказал капитан 1-го ранга, заместитель командующего Военно-Морских Сил по боевой подготовке Алексей Неижпапа (Олексій Неїжпапа).  Правда, 048 разговаривал еще с капитаном 1-го ранга, а уже на День независимости Алексей Леонидович получил звание котр-адмирала, с  чем и поздравляем.

Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-11

После выхода из аннексированного Крыма  все роды ВМС ВСУ, так или иначе, связаны с Одесщиной: одни подразделения дислоцировались в Одессе, другие – регулярно проводят военные учения на территории области. Именно в Одессе работает  Штаб ВМС – пока моряки обосновались в здании Оперативного командования «Юг». В будущем  планируется возрождение военного городка на 6-й станции Фонтана: после реконструкции там будут размещены штаб ВМС, Военно-морской институт и лицей, а также жилье для  личного состава. И, конечно же, в Одессе проходит обучение будущих военных моряков. 

Подготовка современных специалистов

ВМС пришлось восстанавливать учебную базу на новом месте. Благодаря поддержке Национального университета «Одесская морская академия» сразу же после выхода с аннексированного Россией Крыма, в 2014 году,  удалось продолжить подготовку лицеистов и курсантов.   В этом году впервые за долгое время было осуществлено морской поход курсантов ВМС к берегам Болгарии и Румынии. Недавно будущие офицеры вернулись в Одессу после стажировки на американских эсминцах. Все это позволяет обучать новое поколение военных моряков по стандартам НАТО на практике. Этому же способствует Школа сержантов.

Алексей Неижпапа: В Одессе мы начали строить ВМС с нуля. Нам удалось восстановить полностью систему военно-морского образования. Это самое главное. Потому что корабль можно построить за 2-3 года, а вот командира корабля нужно готовить 10 лет. На подготовку специалистов нужно много времени, усилий и средств. Никто не верил, что в течение трех месяцев после того, как весной 2014 года вся система была разрушена, нам удастся открыть учебное заведение. Но с помощью наших друзей – Национального университета «Одесская морская академия» – уже 1 сентября 2014 года начали работать лицей и тогда еще факультет ВМС. В 2016 году на базе факультета уже был создан институт ВМС. В течение прошлого года на базе Учебного Центра мы создали Центр подготовки сержантского состава. Это школа сержантов – школа лидерства. Ее отличие – принцип подготовки специалистов. Если раньше этим занимались преподаватели и офицеры, то сейчас используется принцип НАТО, когда сержанта готовит сержант. На флоте – это старшина: младший командир, который берет на себя ответственность и является первым помощником офицера. Для организации работы школы сержантов нужно было подобрать соответствующих сержантов с морской пехоты и с корабельного состава. Потом – отправить их на методический курс, чтобы подготовить их к преподаванию. Ведь не каждый человек способен обучать. Человек может быть отличным сержантом, но при этом не уметь доступно и методично объяснить другому принципы работы. Методическую подготовку сержантов для преподавания проводили американские и канадские специалисты. Также они прошли национальный курс подготовки. Школа сержантов – это то новое, чего у нас не было до этого времени. С 2017 года мы ее запускаем. Уже этой осенью пройдет первый набор в Школу сержантов.

Школа сержантов – это то новое, чего у нас не было до этого времени. Этой осенью пройдет первый набор в Школу сержантов, где обучение будут проводить за  принципом НАТО: сержант готовит сержанта

Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-12

В этом учебном году мы провели поход курсантов в Румынию и Болгарию. Практически на протяжении 10 лет не было таких штурманских походов для курсантов – сейчас возобновили эту практику. Это помогает не только выучить морской театр, систему безопасности мореходства. Наши курсанты обучались  и занимались  на тренажерах в национальных военно-морских академиях Румынии и Болгарии. В Институте ВМС мы поставили тренажер «Dangerous waters».  Это американское программное обеспечение. Нам его предоставила болгарская сторона, мы же закупили компьютерные системы для этого ПО. Почти полгода наши курсанты занимались с помощью этой программы. В этом году состоялись соревнования в Болгарии,  в рамках которых курсанты из Румынии,  Болгарии, Польши и Украины при помощи этих тренажеров состязались в проведении расчетов главных командных пунктов кораблей. И наши курсанты показали себя лучше всех, чем удивили наших коллег. Да, они гораздо меньше времени занимались на этих тренажерах, но легко обошли конкурентов.

Кроме этого, мы продолжаем практику шлюпочных походов для курсантов. Это первый маленький корабль, на котором молодой человек видит локоть товарища, видит, что такое море, ощущает, что такое волна и ветер, учится работать в команде. Это первый шаг для работы в море. Эта практика нужна, чтобы было понятно, принимает ли море этого человека, или нет. Каждый год мы меняем маршруты шлюпочных походов. В этом году курсанты ходили к Днепру. 

Образование – это главное. Корабль можно построить за 2-3 года, а вот командира корабля нужно готовить 10 лет

Международная стажировка набирает большие обороты. Практически ежемесячно наши курсанты проходят практику за границей. Курсанты Института ВМС  стажируются на итальянских, польских, болгарских, турецких кораблях… Да практически на всех существующих кораблях. Не так давно наши курсанты проходили стажировку на американских эсминцах. Там они получают опыт применения стандартов НАТО. Это важно, ведь ВМС и ЗСУ в целом поставлена задача перехода на натовские стандарты. И курсантам нашего института повезло: с самого начала, с периода обучения, они узнают, что это за стандарты и как это работает. К тому же, курсанты видят, как сотрудничают корабли разных стран, осознают, что море одно на всех в международном сообществе. Недавно курсанты вернулись с занятий в Школе лидерства в Польше. Постоянно стажируются на наших кораблях. Курсанты даже принимали участие в первой фазе проведения международных учений «Sea Breeze»-2017.

Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-13

Сейчас мы прикладываем усилия для обучения наших курсантов выполнять задания не только в море, но и на суше. В 2014 году в Одессе мы формировали офицерские роты. 2 мая мы собирали их; и стало понятно, что офицеры не готовы действовать как обычные стрелки и бойцы, чтобы сохранить свои жизни – я уже не говорю о том, чтобы защитить кого-то. Мы поняли эту ошибку подготовки тех времен и сейчас стараемся так обучать курсантов, чтобы они были навыки воина в целом. Они не только проходят  практики на кораблях – курсанты знают, что такое оружие, что такое танк, что такое тактическая медицина, первая помощь, что такое выживание. Сейчас внедряется система «БАрС» – боевая армейская система, которая помогает человеку выжить в экстремальных условиях, как на море, так и на берегу. Старшекурсники начнут проходить подготовку морского пехотинца. Для этого будем  привлекать и боевых морпехов, воевавших в зоне АТО, и Школу сержантов. Инструкторов морской пехоты в этом году на «Sea Breeze» обучали инструкторы морской пехоты США. 

Международные морские военные учения «Sea Breeze»

История этих многонациональных маневров началась 20 лет назад. В этом году учения впервые  были полностью проведены в формате "free play" (свободная игра). Этот режим предусматривает условия, максимально приближенные к боевым. В маневрах приняли участие более 30 кораблей и катеров, 1 субмарина, 25 самолетов, вертолетов и конвертопланов, а также свыше 3000 военных из 16 стран мира. Эти цифры впечатляют! Впечатлились и соорганизаторы учений «Sea Breeze» – ВМС США, назвав нынешние маневры «прекрасными». Так охарактеризовал «Sea Breeze» капитан 1-го ранга, заместитель командора 65-й оперативно-тактической группы Шестого флота ВМС США Мэтью Лиман, добавив, что, по сравнению с предыдущими годами, учения стали намного сложнее, с чрезвычайно мощными морскими, воздушными и наземными компонентами.

Алексей Неижпапа: Почему партнеры высоко оценили? Этим учениям всегда уделяли большое внимание. В этом году впервые в истории «Sea Breeze» учения посетил верховный главнокомандующий ВСУ – Президент Украины. Министр обороны Украины, начальник Генштаба тоже присутствовали. Это говорит о том, что высшее  руководство государства внимательно следит и за проведением учений, и за развитием ВМС в целом. Такое же огромное внимание уделяли и страны-партнеры. Кроме повышенного внимания, приятно удивляли отличия в проведении учений. В этом году мы наконец-то пришли к системе, по которой подобные маневры проводятся в странах НАТО. Раньше мы занимались неким симбиозом – более удобным для нас, попроще. Но в этом году от начала и до конца все было так, как в странах НАТО. 

Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-14

Во-первых, работало два штаба. Первый – штаб руководства учений, которое планирует и обеспечивает. Второй штаб – обучаемый. Он руководит непосредственно войсками. Этот штаб учиться планировать операцию, а тогда ее управлять. А чтобы можно было управлять, старший штаб дат соответствующие вводные, а тогда следит, правильно ли обучаемый штаб принимает решения, правильно ли ставит  задания. Этот штаб в этом году возглавлял капитан 1-го ранга Андрей Рыженко, имеющий опыт в международных операциях. Он создал этот штаб, который в будущем будет основой морского командования ВМС.

Второе отличие  – формат «freeplay». Мы пытались внедрить его в 2015-том и 2016-том годах, но тогда получалось не полностью. В этом году инструкторы с США, Норвегии и Швеции, занимающиеся подобными учениями, проводящие похожие маневры, предоставляли вводные. Обучаемый штаб не знал, что и когда даст руководство, поэтому заблаговременно не мог сориентировать своих подчиненных. У нас за т.наз. «подыгрыш» данных отвечала американская сторона, которая даже мне (Неижпапа возглавлял украино-американские учения  «Sea Breeze» от украинской стороны, - 048) не все вводные давала, чтобы у меня не было возможности предупредить подчиненных. Вводные данные предоставлялись в соответствии со сложившейся обстановкой. Это максимальная приближенность к боевым действиям. Это и есть «freeplay». Что это дает? Помогает узнать способность штаба оценить обстановку и принять правильное решение. А самое главное – это обучает ставить в известность подчиненные силы, чтобы они выполнили задачу в кратчайший срок. Ведь на бумагах и картах воевать очень просто, а в боевых условиях – другое дело. Ошибки были – без этого никак, но, в целом, у нас получилось провести учения в формате  «freeplay». Поэтому они  так позитивно были оценены нашими партнерами.

 Что мне понравилось, так это то, что все наши военные работали как одна команда. Никто не ждал какого-то пинка, что кто-то будет над ними стоять, контролировать. Этот формат дал возможность офицерам действовать самостоятельнее, у них появилась возможность самим принимать решение. И они увлеклись этим! У нас, как правило, в стране (не только в армии) существует многоступенчатый контроль и авторитаризм в принятии решений – без большого начальника   ничто не двигается вперед. А люди, работающие на этих учениях, должны были сами принимать решения и потом за эти решения отвечать. Это очень важно. И наши военных хотели это делать, они не прятались от этой ответственности. Это было так, как и в АТО, по большому счету.  Там командир взвода, командир батальона – основной игрок. Он принимает решение. Генерал только дает направление основных усилий. Здесь точно так же. Были офицеры, не знающие сначала всех процедур, но они хотели научиться. Желание – это главное. А они желают развиваться и идти вперед. 

Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-15

Мне понравилось, так это то, что все наши военные работали как одна команда. Они должны были сами принимать решения и потом за эти решения отвечать. Это было так, как и в АТО, по большому счету.Там командир взвода, командир батальона – основной игрок. Он принимает решение.

Сейчас, после интервенции России, нашу страну поддерживает весь разумный мир. Не только страны НАТО, но и государства, не входящие в альянс, но являющиеся партнерами. Они поддерживают Украину и ВМС как ее часть. Изменились подходы, изменились отношения. Изменились вопросы наших коллег. Во время проведения «Sea Breeze» в 2015 году руководитель американской стороны, капитан 1-го ранга  Ричард Дромерхаузер спросил меня: «Действительно есть россияне на Востоке Украины?». И я рассказывал о реалиях. Эти учения стали ко всему еще и инструментом взаимопонимания между военными разных стран. Мы прекрасно понимаем, что такое глобальная информационная система. У нас об АТО много информации, потому  что это нас касается. А России антиукраинская информация затмила все, даже информацию о собственной стране. В других странах сложнее получить достоверную информацию об этих событиях.  И учения «Sea Breeze» становится информационной площадкой, где эту информацию можно получить.

 В 2014-ом году шведскому офицеру я рассказывал геополитические особенности аннексии Крыма – где есть месторождения полезных ископаемых, что такое сланцевый газ и зачем россияне зашли в Крым. Он был впечатлен. И за два года в мировом сообществе такая информация распространилась. Суть не только в том, что кто-то хочет обладать огромным государством в границах СССР. Это прикрытие. Первопричины – это ресурсы, а значит, деньги. Когда рассказываешь об этом коллегам, они удивляются. Но, зная флотских офицеров, я понимаю, что по возвращении домой, они пишут  докладной отзыв о том, что он на этих учениях сделал, что узнал, что он услышал. О том, что они услышат у нас, в Украине, они доводят до сведения свое руководство, а те – дальше вверх и т.д. Это  информирование чрезвычайно важно. Того, кто не говорит, никто не слышит.  

Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-16

Угрозы на Черном море

В декабре прошлого года впервые за десятилетие украинский флот пополнился новыми судами. В состав ВМС включили малые бронированные артиллерийские катера «Аккерман» и «Бердянськ». Впрочем, к тому времени эти суда уже успели пройти боевое крещение. Перед этим, в сентябре, российские боевые корабли и бомбардировщик агрессивно препятствовали действиям корабля Морской охраны «Поділля», собирающего доказательную базу незаконной промышленной деятельности Российской Федерации в районах Голицинского и Одесского газовых месторождений. После этого российский противолодочный корабль «Сметливый» вплотную приблизился к кромке морской экономической зоны Украины. Катера «Аккерман» и «Бердянськ» при поддержке фрегата «Гетьман Сагайдачний» оперативно предотвратили провокации русских.

Алексей Неижпапа: Для любого командира судна неудобно, когда к нему подходит много (пускай и небольших)  кораблей. За всеми нужно вести наблюдение. Это неудобно, поэтому лучше готовить отбытие. Наша страна фактически находится в стадии войны.  В 2014 году (сейчас уже можно об этом говорить), когда проходила оккупация Крыма, перед «Гетьманом Сагайдачным» стояло задание наблюдать за российскими военными кораблями возле полуострова. И российские боевые корабли поднимали вместо флага военно-морского флота (Андреевский флаг) государственный флаг, что на языке военных означает оглашение войны – «я иду в бой». И тогда было напряжение между кораблями.

В 2014 году, когда проходила оккупация Крыма, российские боевые корабли поднимали вместо флага военно-морского флота (Андреевский флаг) государственный флаг, что на языке военных означает оглашение войны – «я иду в бой».

Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-17

Что касается «Сметливого». Он подошел почти вплотную к территориальным водам Украины. Да, он провоцировал нас: как мы среагируем, как мы можем ответить на его присутствие. Конечно, увидев много быстроходных малоразмерных целей, ему нужно было уходить. Потому что это неудобно. Да, наши катера не могли бы его уничтожить. Их мощность и мощность большого противолодочного корабля – разные. Но как раз на этих учениях «Sea Breeze» я общался с командиром бригады эсминца США и он отметил, что для него сложно представить свои действия, если на его корабль с разных сторон будет нападать так называемый москитный флот (совокупность малых суден, - 048), как применять оружие, ведь большие ракеты здесь не кстати, а большие или малые калибры – это попал/не попал. Тут уже нужно смотреть, как уходить. Такая тактика принуждает корабль отказаться от выполнения тех заданий, которые на него поставлены.

Судя по докладу, оценка действий нашей команды – «хорошо» по 5-тибальной  шкале. Противника они обнаружили, своими действиями они заставили его покинуть экономическую зону Украины вблизи территориальных вод. Значит, они со своей задачей справились.

Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-18 Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-19

Начиная с 2014 года, во время проведения «Sea Breeze»  Российская Федерация организовывает в аннексированном Крыму свои военных учения. В этом году проводили ракетные стрельбища. Подобные действия в теории могут в дальнейшем развиться в провокацию. Но ВМС и страны-партнеры были готовы к различным сценариям развития событий.

Алексей Неижпапа: Традиционно уже «Sea Breeze»  совпадает с российскими мероприятиями по боевой подготовке – как они это официально называют.  Стрельбы, выходы кораблей в море они проводят во время наших учений с 2014 года. И мы понимали, что этот год не станет исключением. Правда, в этом году их было больше (российских военных мероприятий и россиян на учениях в аннексированном Крыму, - 048), потому что у нас была задействована подводная лодка. А субмарина в Черном море – это опасность. Естественно, что российский Черноморский Флот расценивал подлодку как угрозу. Поэтому они нам демонстрировали готовность отбить нападение. Они считают, что учения «Sea Breeze»  –  это возможность провести акт агрессии против Черноморского Флота. Мы прекрасно понимаем, что состав сил, принимающих участие в наших учениях в этом году (крейсер и эсминец, управляемые ракетным оружием, несущие почти 200 ракет типа «Томагавк»), одним своим залпом в состоянии уничтожить Черноморский Флот. И их береговую структуру в том числе. Они это понимают и, естественно, не будут просто так сидеть в Севастополе, а провоцируют нас и демонстрируют свою готовность. Но нападение на такие системы с таким мощным вооружением – это самоубийство. Любой военный рассчитывает соотношение сил и средств. Если россияне воспринимают силы, принимающие участие в «Sea Breeze», своим противником, то должны понимать, что количество ракет в залпе на кораблях во время наших учений и количество боеприпасов Черноморского Флота – это  не сопоставимые вещи. 

Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-20

Мы в штабе руководства учений разработали специальные указания для командиров кораблей, поясняющие, как им действовать в случае провокаций со стороны Российской Федерации. Но каждая страна могла применять оружие в соответствии со своими национальными законодательными особенностями 

Поэтому открытые военные противостояния были маловероятны, но мы рассматривали возможность провокаций.  Мы в штабе руководства учений разработали специальные указания для командиров кораблей, поясняющие, как им действовать в случае провокаций со стороны Российской Федерации. Но каждая страна могла применять оружие в соответствии со своими национальными законодательными особенностями.

В целом, мы знали обстановку. У нас в учениях принимал участие американский самолет дальней надводной обстановки «Poseidon» – у него была практически полная информация о том, что происходит на Черном море и дальше, еще только после взлета со «Школьного» аэродрома.  Так что у нас были сведения о рисках. Кстати, их (американских пилотов, - 048) встречал российский самолет, сопровождал над Черным морем. Мы даже рассматривали фотографии пилота, как он выглядит. А так – все члены международного объединения были готовы к провокациям.

Угроз и провокаций после аннексии Крыма Россией хватает. Только в этом году зимой возле Одесского газового месторождения с борта малого противолодочного корабля российского флота был обстрелян самолет ВМС Украины Ан-26. Российские снайперы также попали по украинскому водолазному судну «Почаєв». Для обеспечения безопасности в наших водах ВМС нужно продолжать развивать.

Морская стратегия: безопасность, комплекс, новые корабли

На сегодняшний день уже проходят заводские испытания еще четыре малых катера, которые в этом году также должны принять в состав ВМС. Совокупность подобных малых скоростных маневренных судов называют «москитным флотом». Это эффективный инструмент для преодоления угроз в акватории Черного моря. Но для успешного построения флота нужны различные инструменты и комплексный подход.

Алексей Неижпапа: Москитный флот многочисленный. Он не требует огромных финансов. Его строительство очень быстро осуществляется. На одной и той же базе могут размещаться разные виды вооружения, а поэтому он – универсальный. Москитный флот – это один из инструментов. Корвет, например, мы к нему не отнесем, но это основной корабль, который нужен для выполнения заданий в дальней морской зоне, у берегов противника, для выполнения наших международных обязательств. Поэтому замыкаться только на москитном флоте, на мой взгляд, нецелесообразно. Нужна морская стратегия государства. Не ВМС строят флот – флот строит государство. У нас есть государственные программы под руководством правительства, например,  «Корвет»,  но они стоят. Стране нужна морская стратегия – и не только военная, а морская в целом.

Море – одно для всех. Гражданский флот тоже должен развиваться. Это все входит в единую морскую стратегию – и военный флот, и торговый, и рыболовство. Задание  ВМС Украины – обеспечивать деятельность наших гражданских моряков, защита гражданского судоходства и подводного пространства, защита государственной границы. Наше государство входит в пятерку лидеров экспортеров зерна. Каким путем Украина экспортирует зерно? Почти 80% – исключительно морским путем. А этот путь нужно охранять. И не только у самых берегов, но и дальше. Почему фрегат «Гетьман Сагайдачний» ходил на Африканский Рог? Почему Украина защищала торговое судоходство других стран? 

Каждый четвертый капитан, который сейчас стоит на мостике гражданского корабля, – это украинец. Или же – помощник капитана, старший  механик.  И мы должны их защищать. И не только здесь, возле Одессы или под Очаковым. Мы должны их защищать, где только можем.

Украина занимает 4-тое место в мире по   руководящему составу плавсостава гражданского судоходства в мире! Каждый четвертый капитан, который сейчас стоит на мостике гражданского корабля, – это украинец. Или же – помощник капитана, старший  механик.  Вы только вдумайтесь в эту цифру! Каждый четвертый. И мы должны их защищать. И не только здесь, возле Одессы или под Очаковым. Мы должны их защищать, где только можем. Для этого и создаются международные объединения, тактические группы. Зачем канадскому военному кораблю идти в Средиземное море? Потому что там ходят капитаны-канадцы на гражданских судах.  Но охватить весь мир, поставить возле каждого корабля со своим гражданином по военному кораблю физически не возможно. В этом принцип НАТО: одним единым объединением защищать интересы всех своих стран и своих граждан. Поэтому нужна единая морская стратегия и различные инструменты.

Или же такой пример. Допустим, российская ФСБ берет корабль под флагом какой-то третьей страны (неважно какой – просто есть страны, чьи флаги продаются задешево) и сбрасывают мину неподалеку от нашего порта, а на этой мине подрывается гражданское судно. Кто за это отвечает? ВМС, которые должны обеспечить безопасность этому судну. А для этого ВМС должны иметь соответствующие средства и корабли. Иначе при такой ситуации международное сообщество скажет: «Уважаемая Украина, вы не способны гарантировать безопасность на своих судоходных каналах. Больше мы к вам свои гражданские судна не отправим».  Извините, 25% ВВП Украины обеспечивают морские порты.  Поэтому все нужно рассматривать в  комплексе.  Это комплекс, способный зарабатывать деньги в том числе.

Сейчас четыре катера проходят заводские испытания. Вскоре они прибудут к нам, и после наших испытаний  комиссия ВМС будет их принимать в состав ВМС. И это будет в этом году. Процитирую У. Черчилля: «Не дать военному современный боевой корабль – это равнозначно тому, чтобы не дать шахтеру спасательный фонарик». Вы никогда не пойдете в шахту без фонарика – там ничего не видно. А как можно отправить экипаж в море против противника на застаревшем корабле? Он будет просто мишенью, и экипаж погибнет. Море тоже может быть противником, например, в шторм. Море нужно уважать – иначе оно тебя погубит. Так вот, в этой фразе Черчилля – глубокий смысл. И нужно,  чтобы наше государство понимало такие вещи. Это очень важно, чтобы человек, идущий в море,  понимал, что корабль может защитить его и выполнить задание. 

США передадут нам патрульные катера типа Island. Процесс передачи идет – это вопрос ближайшего времени.

У нас есть государственная программа развития ВСУ, в которой есть программа развития ВМС. В рамках этого документа предусмотрено построение определенного количества катеров и кораблей. И программа эта выполняется. Сейчас мы получим 4 катера. Идет строительство двух десантно-штурмовых катеров. Еще один корабль получим для спецназа. Дальше планируется строительство кораблей больше водоизмещение – это катер типу «Лань» в патрульном, а потом в ракетном варианте. И в планах – корвет. Пока что отклонений от реализации этой программы нет.  США передадут нам патрульные катера типа Island. Все идет своим чередом. Там нужно много бюрократических согласований провести и у них, и у нас, нужно обучить личный состав и выучить корабль. Процесс передачи идет – это вопрос ближайшего времени. США приняли политическое решение о передаче катеров нам. У нас были некоторые вопросы, мы их обсудили. Все учли. Так что процесс движется по запланированной цепочке.

 Что нужно военным морякам?

Алексей Неижпапа: Как и любой моряк, я хочу современные боевые корабли, имеющие на вооружении современные технологии и в первую очередь ракетное оружие, которое выступало бы как сдерживающий фактор для противника: он тогда бы не чувствовал себя спокойно и не стремился бы к нашим берегам. А все, что касается подготовки и людей, мы будем стараться все сделать и мы это сделаем. Все тот же Черчилль говорил: «Чтобы построить современную армию, нужно три вещи: средства, люди и время». У нас сейчас очень мало времени, очень мало средств, но зато у нас есть люди! Это самое главное. И важно еще иметь друзей, с чьей помощью мы можем компенсировать деньги и время благодаря предоставленным технологиям.   

Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-21

Социальный аспект важен. Когда офицер, старшина, матрос идет на службу, зная, что ему не нужно задумываться над тем, что у него нет крыши над головой, он полностью отдается своей службе. Мы осознаем, что в стране идет война, что это обходится в огромную сумму. Мы понимаем, что все сразу невозможно сделать. Но постепенно о социальной защите заботятся. Строится общежитие для наших моряков плавсостава. Строится многоквартирный жилой дом для офицеров почти в центре Одессы. Строятся казармы для батальона морской пехоты под Одессой. Вопрос не сразу, но решается.  Сейчас рассматриваем вопросы помощи наших друзей с других стран касательно социальных проектов для обеспечения военнослужащих жильем. Это тоже длительный процесс, потому что сложно выделять земли. Да, это сложно – жить на корабле. Но скажу так: когда я был командиром бригады надводных кораблей в Севастополе,  у меня все матросы жили на кораблях. Не было такого, что абсолютно все были обеспечены жильем. Тем мы и отличались от российского Черноморского Флота – у них перед аннексией масштабные строительства жилья для моряков проходили: подготовили целые городки. Они готовились к аннексии. А у нас для корабельного состава было только три общежития, построенные незадолго до аннексии. До этого все жили на кораблях. Поэтому нельзя сказать, что это новое для нас,  и мы не можем выдержать такие условия. Наши моряки могут выдержать все! Но и только на это надеяться нельзя – у каждого человека есть границы возможностей. Нельзя идти по пути «Пусть себе так сидят дальше». Нужно развиваться, нужно идти вперед и настраивать людей на лучшее, чтобы военные видели изменения. И это зависит от всех нас. От отношения старших руководителей и до отношения в обществе. А общество, я думаю, очень позитивно к нам относится в подавляющем большинстве. Это поднимает дух наших офицеров, старшин, матросов. Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное!

Заместитель командующего ВМС Алексей Неижпапа: «Одесса нас приняла – спасибо ей за это огромное», фото-22
одесса флот ВМС ВоенноМорскиеСилы море СиБриз НАТО война АТО
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Комментарии