Вот не умеем мы хранить культурные ценности. Может, от избалованности Одессы их количеством, вниманием к себе на протяжении истории города многих известных людей мира, может, от характерного ныне в наших краях бескультурья. Варварское беспечное отношение к памятникам истории и архитектуры для Одессы явление очень привычное, даже не явление – а так, скорее, будничность, обыденность. Часть шедевров уже просто уничтожили в ковшах экскаваторов, часть продолжают методично уничтожать под соусом умных разговоров о необходимости беречь и лелеять культуру. Достойное место среди находящихся в плачевном состоянии занимает Дом Гоголя…

«Все смешалось в доме Облонских»

Далеко не все одесситы знают, что Николай Гоголь какое-то время жил в Одессе. Он был в нашем городе дважды. Первый визит Николая Васильевича в Южную Пальмиру в 1848 году был непродолжительным. А вот, приехав в октябре 1850 года, он пробыл в городе более пяти месяцев. Одесса радовала классика своим теплым климатом, временами напоминала ему «кусочек Ниццы», к тому же здесь его ждали друзья. Жил в самом центре города, на улице Надеждинской, которую впоследствии в 1902 году назвали его именем. В доме под номером 11 он трудился над вторым томом «Мертвых душ» (тем самым, который немного позднее, менее, чем через год, он сожжет). Возможно, Одесса оказывала на писателя какое-то особенное благотворное воздействие. Во всяком случае, известно, что в московской и петербургской жизни он часто бывал нелюдим, замкнут, высокомерен. В Одессе же преображался. Был общителен, весел, рассказывал анекдоты, сыпал шутками. Посещал известный ресторан Оттона, где не только кушал, но и пел. В Одессе писатель встретил свою последнюю весну…

Cегодня Дом, в котором Гоголь проживал в Одессе, не то, что не предназначен для глаз туристов, им смело можно пугать детей. Да и взрослых тоже. Фасад реставрировали еще во времена съездов КПСС, окна «перебинтованы» досками, зияет дырами крыша, под балконом лучше не ходить… А, можно было сделать по примеру города Курск вентилируемые фасады.  Позор Одессы даже не прикрывается сооружением каких-нибудь строительных лесов для иллюзии каких-то работ. И как нелепо теперь смотрятся аж две водруженные здесь мемориальные таблички.

О причинах такого бедственного положения дел одесские чиновники, охраняющие культурное наследие, говорили уже едва ли не чаще, чем герой «Иронии судьбы» о походе в баню с друзьями. Ведь «редкая птица долетит до середины Днепра», а редкая пресс-конференция с начальником областного управления охраны объектов культурного наследия Натальей Штербуль обходится без вопросов о Доме Гоголя. Знакомые ответы: здание – на балансе в военном ведомстве, квартиры – в руках частного лица, город по законодательству не может принять здание на баланс из-за слишком дорогостоящего ремонта, квартирный собственник заявляет, что не может вкладывать деньги из-за непроясненности вопроса о владельце здания… Бр-р… «Все смешалось в доме Облонских». Правовые коллизии, финансовые… Тут и к законодательству отечественному вопросов вдоволь, и к чиновникам местным, и к собственнику… Представляете, как Гоголь мог бы посмеяться над всей этой неразберихой! Понятно, что для многих собственников – что Гоголь, что не Гоголь… важны лишь квадратные метры в центре города. Поэтому либо здания с такой историко-культурной ценностью должны однозначно пребывать в собственности государства, либо должны быть четкие механизмы наставления частного собственника на неуклонную заботу об их состоянии.

«Мы думали, что собственник дома хочет его сохранить, давали разрешение на проведение первоочередных противоаварийных работ», - сказала на днях на пресс-конференции Н. Штербуль. Но оказалось, что думать о сохранении здания он отнюдь не желает и посему управлением готовятся документы для суда. Хорошо, если так. Но подобные жизнеутверждающие речи звучат годами. СМИ на время успокаиваются и умолкают. Но ничего не происходит. Документы все готовятся-варятся, возмущенный разум культурной общественности не кипит и здание под эти словесные приправы благополучно продолжает разрушаться… Понятно, что, если бы в коридорах Киева и Одессы серьезно захотели, то давно нашли бы выход.

А ведь элементарно стыдно должно быть хотя бы перед гостями города, которые сначала прогуливаются вдоль «гоголевского» здания, отдыхают напротив в кафе «Гоголь-моголь», а потом вывешивают шокирующие фото вместе с недоуменными вопросами в своих «ЖЖ» в интернете.

Можно себе представить, чтобы в таком состоянии сегодня был, скажем, дом Марка Твена в Хартфорде (США), дом Бальзака в Париже или Рембрандта в Амстердаме?! В этих домах создаются музеи…

«Ревизорское» напоминание

Была надежда, что, может, к отмечаемому в 2009-м году 200-летию со Дня рождения писателя в Одессе власти что-то да сделают. Ведь довольно большой праздничный шум тогда был в Украине, и ЮНЕСКО объявлял 2009-й годом Гоголя. Нет, оказалось – пустой номер. Посчитали, что достаточно классику мировой литературы и миниатюрной скульптурки в саду Литературного музея (вот в России, хотя бы к 200-летию писателя проснулись, ужаснулись отсутствию в стране музея Гоголя, и наконец-то открыли его в Москве, на Никитском бульваре, где он жил в течение нескольких лет).

Вряд ли можно предположить, что отечественные чиновники таким незамысловатым антикультурным образом мстят Гоголю, потому, что виртуозно смеялся он над ними - в лице их коллег ХIХ века. Для этого нужно по меньшей мере прочитать творения всемирно известного писателя. А среди чиновничества страны ведь так много вчерашних школьников-двоечников, граждан с купленными дипломами и поклонников «великого украинского поэта Чехова». Скорее, это столь обычное для наших «просвещенных» политиков и государственных мужей невосприятие самоценности культуры. Интерес к происходящему у многих из них ведь часто возникает лишь тогда, когда есть возможность славно распилить на реконструкционных работах государственные денежки иль устроить какой выгодный бизнес.

Хотя можно было бы задуматься не только о том, чтобы привести в чувство дом, но и о том, чтобы, решив вопросы с собственником, открыть здесь музей писателя. Разыскали бы и свезли сюда экспонаты, так или иначе связанные с Гоголем и приставали бы к туристам с приглашением зайти… думаю, назойливость проявлять не нужно было бы, желающих нашлось бы много… В Украине есть три музея Николая Гоголя - в «ярмарочном» селе Большие Сорочинцы Полтавской области, где он родился, в селе Гоголево (Васильевка), где провел детские годы, в Нежине, где учился. Но и еще один музей признанному классику сатиры, думается, не помешал бы в городе, который мы любим называть столицей юмора. Тем более, что даже в «национальных» книгах одесситов - «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» местами чувствуется влияние Гоголя, которого очень любили Ильф и Петров.

Возможно, и хороший памятник не был бы лишним. Желательно возле облгосадминистрации или мэрии как «ревизорское» напоминание властям. Хотя сам Гоголь и не хотел себя памятников, писал об этом, но сегодня в мире существует около 20 памятников этой выдающейся личности. В Москве (два), Санкт-Петербурге (два), Киеве (два), Нежине (два), Миргороде, Диканьке, Полтаве, Больших Сорочинцах, Запорожье, Днепропетровске, Волгограде, Новгороде, Караганде (Казахстан), Бресте… Или вот город Саки в Крыму. Гоголь был там лишь однажды и ничего особо хорошего о тамошних местах не написал. А закончилось это двумя бюстами. А в Москве парадоксальная ситуация сложилась – во-первых, два памятника расположены очень близко друг от друга (менее 400 метров), а во-вторых, диаметрально отличаются друг от друга по трактовке образа… Есть и памятник в любимой Гоголем Италии, в центре Рима – городе, где он писал “Мертвые души”. Трехметровый, из бронзы, работы Зураба Церетели. Римский муниципалитет заказал.

А вообще, вероятно, лучший памятник – это хороше знание произведений прозаика и извлечение из них полезных для развития уроков. Гоголь - не писатель позапрошлого века из школьного учебника, многое в его творчестве очень современно, потому что многих героев его произведений мы очень часто встречаем на улицах и в учреждениях нашей сегодняшней жизни – взяточников, казнокрадов, слепо преклоняющихся пред высокопоставленными чинами… Не случайны частые постановки и экранизации в наши дни «Ревизора», «Мертвых душ», «Тараса Бульбы». Передачи, собрание починений…

Подвижки с одесским Домом Гоголя не произошли к 200-летия со Дня рождения классика. Может, они произойдут хотя бы к 160-летию со дня его смерти, которое будет в следующем году. Улица Гоголя ранее называлась Надеждинской, и есть еще надежда, что власти все же культурно встрепенутся раньше, чем дом превратится в развалины…