От абсолютного большинства одесских экскурсоводов вы не услышите ту информацию, которая сконденсирована в этом материале. Допускаем даже, что экскурсоводов с таким багажом в Одессе вообще нет. По крайней мере, пока. Виртуальная интеллектуальная прогулка по центру Одессы, которую «День» представляет на этом развороте, является результатом длительных и кропотливых усилий ученых. Они работают на кафедре истории Украины исторического факультета Одесского национального университета имени И. Мечникова и по песчинкам воспроизводят историю Украинского движения Одессы и подробности биографии многочисленной (и вовсе не маргинальной, заметьте!) украинской общины Одессы.

Александр МУЗЫЧКО, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Украины исторического факультета Одесского национального университета им. И. Мечникова.

Александр работает на упомянутой кафедре, которую в свое время, кстати, возглавлял Самсон Ковбасюк, единственный одесский историк, который пережил сталинские репрессии и вернулся к своим исследованиям. Он был учеником известного историка Михаила Слабченко, одним из учителей которого был Грушевский. И эта историческая преемственность, поверьте, очень ощутима. Кстати, недавно работники кафедры истории Украины Одесского университета издали книгу «Чорноморська хвиля української революції», к которой мы еще обратимся детальнее.

Музычко предлагает читателям виртуальную экскурсию по Одессе, процедуру разрушения мифов, связанных с этим украинским городом — «оком Украины в Европу».

УЛИЦА СТАРОПОРТОФРАНКОВСКАЯ

Основателем Украинского национального движения в Одессе был историк Леонид Смоленский, который жил на улице Старопортофранковской и Гоголя (Внешняя), 17. Поскольку он был преподавателем во многих учебных заведениях Одессы, с его персоной в городе связано много объектов — например, бывшая юнкерская школа на Французском бульваре. Уже в 1870-е годы он устраивал на своей квартире беседы, посвященные истории и культуре Украины, которые их участники называли народным университетом. Уже тогда он провозглашал «самостийницкое» мировоззрение. «Просвіта», основанная уже после смерти Л. Смоленского, очень его уважала. Его именем был назван издательский фонд, основанный при «Просвіті». Подобно другим деятелям Украинского движения, Л. Смоленский был одним из самых популярных деятелей в Одессе. Его приглашали преподавать историю в школах, в семьях знатных людей, он был преподавателем одесского юнкерского училища, его приходил слушать И. Мечников, Д. Овсянико-Куликовский (тогда — студент Новороссийского университета, а позднее — один из известнейших русских литературоведов, академик Российской академии наук, который в воспоминаниях писал об огромном влиянии Смоленского). В 1875 г. Одессу посетил М. Драгоманов, который выступал перед одесской общественностью, стараясь, по его словам, «удержать консервативную программу против революционизма Смоленского». Выдающийся философ В. Лесевич после общения с Л. Смоленским был вынужден признать силу его таланта и глубину взглядов. Популярность среди многих одесситов не спасла Л. Смоленского. Как известно, после убийства Александра ІІ (1881 год) начали хватать и бросать в тюрьму всех подряд. Л. Смоленского тоже схватили и уничтожили все его наследие. Поэтому не сохранилось ни одной его статьи, только многочисленные воспоминания о нем. Этот случай подорвал его творческую активность.

В одной из своих статей я назвал Л. Смоленского и еще одного деятеля, члена «Просвіти» Константина Литвиненко (детальнее о нем будет идти речь далее) праведниками 1905 года. Дело в том, что именно в этом году в Одессе проходили еврейские погромы, а они — Л. Смоленский и К. Литвиненко — прятали в своих квартирах евреев. Собственно, смерть Л. Смоленского современники связывали с тем шоком, который он пережил, наблюдая за еврейскими погромами. Ведь это был человек, который верил в просвещение, в то, что добро победит, и когда он увидел, во что превращается Одесса, что общество докатилось буквально до первобытности, его сердце не выдержало...

УЛИЦА ОЛЬГИЕВСКАЯ №17

В этом доме жил известный филолог, профессор и проректор Новороссийского университета Владимир Лазурский. Его квартира также была центром Украинского культурнического движения, а жена В. Лазурского, Наталья (двоюродная сестра выдающегося академика А. Богомольца), была подругой Марии Заньковецкой. Когда Заньковецкая приезжала в Одессу (а это случалось нередко), вместе с Кропивницким и Марьяненко они непременно посещали дом Лазурских (об этом свидетельствуют воспоминания самого В. Лазурского). Супруги Лазурские были членами одесской «Просвіти».

Обратите внимание: то, что Владимир Лазурский был украинофилом, не помешало ему быть проректором Новороссийского университета с 1917-го по 1920 гг. Собственно, он был последним проректором Новороссийского университета, в 1920 году преобразованного большевиками в Институт народного образования.

УЛИЦА ПАСТЕРА (бывшая ХЕРСОНСКАЯ) № 13

Современное здание Одесской национальной научной библиотеки им. Горького (в конце ХІХ — в начале ХХ вв. — Публичной библиотеки) построил Федор Нештурха (или Нештурх), украинский патриот, член «Просвіти», знаменитый одесский архитектор, автор многих зданий. В 1918 г. он мечтал построить еще более величественное здание для Украинской национальной библиотеки. Это значит, что Одесса построена не только руками украинских мастеров, но и умением и профессионализмом украинских архитекторов. Очень часто одесские экскурсоводы вспоминают только Торричелли и Бернардацци, чья работа, безусловно, весьма украсила город, но это еще не означает, что можно забывать своих.

№ 15

Одесский академический украинский музыкально-драматический театр имени известного украинского режиссера Василия Василько до революции был частным и носил имя Сибирякова. Здесь бывали разные труппы, в том числе труппа Н. Садовского, М. Заньковецкой и И. Марьяненко. Одесситы очень любили украиноязычные спектакли трупп М. Кропивницкого и Н. Садовского. Они пользовались безумной популярностью. Правда, выступали они преимущественно в современном Одесском академическом русском драматическом театре (ул. Греческая, 48). На нем, между прочим, до последнего времени была мемориальная доска, сообщающая, что в этом здании выступала труппа М. Кропивницкого и М. Заньковецкой. Впрочем, после ремонта театра доска «случайно» исчезла. Ее просто сняли «под шумок». Заметьте, что этот мемориальный знак — инициатива не националистов, он был установлен еще в советское время.

№ 36

В этом доме на третьем этаже жил один из самых выдающихся деятелей Украинского национального движения в Одессе Сергей Шелухин, член Украинской Центральной Рады, министр судебных дел при Центральной Раде и юстиции в правительстве Директории УНР. Его большая шестикомнатная квартира была одной из ячеек Украинского движения. В целом это было довольно распространенное явление, когда квартиры общественных деятелей становились своеобразными центрами Украинского движения. Следует отметить, что он принадлежал не только к, собственно, украинской элите, но и к элите всего города. Сергей Павлович был известным правоведом, членом окружного суда, возглавлял Общество защиты женщин, участвовал в ряде резонансных процессов, много публиковался. Его жена, Любовь Николаевна Шелухина, также занималась активной общественной деятельностью. В этом же здании, уже в 1917 году во время Украинской революции находился Украинский революционный управленческий комитет. В квартире С. Шелухина бывал Иван Франко, один из ведущих деятелей НТШ Львова Владимир Гнатюк с женой.

Это является свидетельством того, что южные деятели Украинского движения тесно сотрудничали с киевскими и галицкими, хотя на то время они, по сути, принадлежали к разным странам.

№ 40

Здесь жил Дмитрий Сигаревич, филолог, историк, один из ведущих деятелей Украинского национального движения начала ХХ века, член «Просвіти» и многих других общественных организаций. Он поддерживал контакты со многими украинскими писателями и общественными деятелями, в том числе львовянами, среди которых — уже упомянутый Владимир Гнатюк.

№ 52

Этот адрес, можно сказать, является сердцем Украинского движения Одессы. На этом здании установлены две мемориальных доски — Ивану Луценко и Ивану и Юрию Липам. Эти памятные знаки регулярно становятся предметом вандализма.

В этом же доме в 1870-е годы был расположен пансион Рандаля, учился выдающийся украинский деятель, меценат Евгений Харлампиевич Чикаленко, уроженец современной Ананьивщины.

В начале ХХ в. здесь поселился Иван Митрофанович Луценко, на мой взгляд, самый выдающийся деятель Украинского движения в Одессе. Он был известным врачом, доктором медицинских наук (диссертацию, между прочим, защитил в Петербурге), одним из основоположников гомеопатии (не в локальных пределах Одесщины, а на просторах Российской империи и всей Европы). Одним из первых в Российской империи он использовал рентгеновские лучи в медицинских обследованиях. Иван Луценко был членом Центральной Рады, публицистом (его статьи по истории до сих пор актуальны, поэтому в ближайшее время я намерен переиздать их), изучал историю, интересовался вегетарианством, эсперанто. Сфера его интересов — крайне разносторонняя.

Согласно воспоминаниям его друга С. Шелухина, большую часть своих средств И. Луценко тратил на Украинское национальное движение. Он много путешествовал, был членом НТШ, часто посещал его заседания во Львове. Он был председателем и одним из основателей одесской «Просвіти».

Словом, он был южным Михновским. Распространял идею «самостийности» Украины, а также последовательности и напористости Украинского национального движения. И. Луценко был одним из основателей партии самостийников-революционеров. И. Луценко помогала его дочка Анастасия. Кстати, в 18-летнем возрасте она была арестована за политическую деятельность и полтора года провела в одесской тюрьме.

За И. Луценко и его семейством постоянно следили жандармы. Но, несмотря на это, он пользовался достаточно большой популярностью в городе, что опровергает еще один миф относительно того, что Украинское движение в Одессе якобы не воспринимали. Эти общественные деятели были в числе самых популярных личностей среди одесситов. В большей степени, популярность И. Луценко была связана с его врачебной практикой. Пациентов он принимал и дома, и в больнице на улице Степной. Там находилась также открытая им гомеопатическая аптека.

Современники И. Луценко вспоминали, что он, уже будучи пожилым (за 60), с саблей и на коне воевал против большевиков в войсках Петлюры на Волыни. Там он и встретил свою смерть. Его убили большевики в 1919 году. Изрубили так, что даже тело не нашли, поэтому и место его захоронения неизвестно.

Этот дом связан также с именем Ивана Липы — деятеля общеукраинского масштаба, которому приходилось быть комиссаром Одессы от Центральной Рады, министром культов и вероисповеданий Директории УНР и министром здоровья правительства УНР в экзиле. Иван Липа был врачом, членом НТШ. Помимо прочего, И. Липа писал сказки для детей, которые включены даже в школьную программу по украинской литературе.

Правда, мемориальная доска, установленная на этом доме, — несколько неточная. Иван и Юрий Липы здесь не жили, но часто бывали в квартире И. Луценко. Жили они на углу улиц Ефимова и Юрьевской, которая в 90-е годы была переименована в улицу Ивана и Юрия Лип. Кстати, дом, в котором они жили и в котором в 1917—1918 годах работало издательство «Народний стяг», тоже сохранился. Сейчас имя этой улицы является объектом посягательств со стороны власти: развернута целая пропагандистская кампания — мол, Иван и Юрий Липы были фашистами, националистами и вообще, кто такие украинцы, чтобы их именами улицы называть?..

Начинал свою деятельность Иван Липа в Харькове, долгое время жил в Одессе, а умер под Львовом в 1923 году. Юрий Липа был замучен пытками НКВД в 1944-ом.

Интересный факт: в Одессе часто бывали М. Коцюбинский и Л. Украинка. Как известно, они страдали от легочных болезней, и как раз и Луценко, и Липа как профессиональные врачи заботились о них.

В 1917 году именно в этом доме находилась ячейка Центральной Рады.

УЛИЦА СОФИЕВСКАЯ № 30

На этом доме есть мемориальная доска, указывающая, что именно здесь в 1905—1909 годах действовало первое в Надднепрянской Украине общество «Просвіта». Правда, публичные лекции по истории Украины и литературы проходили под надзором жандармов. Порой возникали трагикомические ситуации, когда члены «Просвіти» вынуждены были переводить свои лекции на русский язык — специально для надзирателей.

ФОТО С САЙТА ARENDA-ODESSA.COM

ВИРТУАЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ЛЕГКО ПРЕВРАТИТЬ В РЕАЛЬНОЕ. НА ЭТОЙ КАРТЕ МЫ ОБОЗНАЧИЛИ ПРЕДЛОЖЕННЫЙ МАРШРУТ

На этой мемориальной доске увековечены далеко не все. Стоит вспомнить также воспитанника Новороссийского университета Павла Клепацкого. Он интересен тем, что в 1908 году прочитал в «Просвіті» цикл лекций «Історія України-Руси» по М. Грушевскому на украинском языке. На эти открытые лекции каждый раз собиралось не менее сотни человек. Обсуждение затягивалось до 12 ночи.

Помимо остального, с «Просвітою» связан существенный момент, подтверждающий, что одесские градоначальники не всегда были украинофобами. Решение об основании общества «Просвіта» было принято в ноябре 1905 года на квартире И. Луценко. Следовательно, инициативная группа написала официальное письмо тогдашнему градоначальнику, и вскоре на первом этаже этого здания начала действовать «Просвіта». В дореволюционной истории Одессы градоначальников, заслуживающих упоминания в контексте нашего разговора, было, по крайней мере, два: Семен Яхненко и Павел Зеленый. Они благосклонно относились к Украинскому национальному движению. А Павел Александрович Зеленый вообще был известным на всю Российскую империю украинофилом, именно он дал официальное разрешение на основание «Просвіти».

№22

Тут в первые десятилетия ХХ в. действовала частная школа Л. Ковальчука — одного из самых активных украинцев Одессы. В школе ряд предметов преподавали на украинском языке. В революционные времена она была важным центром украинского национального движения.

УЛИЦА ТОРГОВАЯ

Некоторое время на этой улице проживал Владимир Данилов — личность, заслуживающая упоминания в контексте толерантного отношения других народов к украинцам. Также он проживал по адресу Ольгиевская, 12. В одном из писем он писал, что по происхождению является россиянином, из Смоленщины, но, живя некоторое время в Украине, в частности, в Нежине, Одессе, Катеринославе (кстати, он лично был знаком с Д. Яворницким), проникся Украиной настолько, что стал ее сыном, выучил украинский язык. В. Данилов общался с И. Нечуем-Левицким и Б. Гринченко, был членом «Просвіти». Правда, в Одессе он прожил около пяти лет и, в конечном итоге, его жизнь завершилась в Ленинграде, но он поддерживал очень тесные контакты с одесской общественностью до конца своей жизни.

На этой же улице были расположены Одесские высшие женские курсы, где сформировалось украинское женское общество курсисток.

На расположенных неподалеку, менее заметных улицах Княжеской (или Княжьей) располагалась Украинская библиотека («книгозбірня»). На улице Конной некоторое время жил знаменитый украинский литературовед, воспитанник Новороссийского университета Андрей Никовский.

УЛИЦА НЕЖИНСКАЯ

В доме 65 в 1918 г. были расположены редакции украинских газет «Вільне життя» та «Вісник Одеси».

УЛИЦА ПРЕОБРАЖЕНСКАЯ №24

Сейчас по этому адресу находится Научная библиотека Одесского национального университета им. И. И. Мечникова, а ранее здесь локализовался историко-филологический факультет Новороссийского университета. На этом факультете, в частности, как и в Новороссийском университете в целом, а потом и в Институте народного образования, учились и работали многие одесские общественные деятели, в том числе представители Украинского движения. В университете действовало украинское студенческое общество, в котором числилось около 300 человек. Одним из его лидеров был Дмитрий Сигаревич, в него входили Юрий Липа, Анна Чикаленко, дочь Евгения Чикаленко. В 1920-е годы, когда университет был преобразован в Институт народного образования, свою деятельность в нем развернул Михаил Слабченко и его ученики. Фактически, на период начала 20-х годов Одесса была одним из самых развитых центров украинистики — и исторической, и литературоведческой.

Но в украинскую историю это здание вошло в основном потому, что именно здесь произошло очень важное событие общеукраинского масштаба. В марте 1907 года Александр Грушевский, брат Михаила Грушевского, впервые в истории Надднепрянской Украины начал читать лекции по истории Украины на украинском языке. То есть и здесь Одесса была лидером.

Заведующим историко-филологическим кабинетом, который также находился в этом здании, работал Иван Бондаренко. Эта фигура интересна тем, что он был не, собственно, историком-украинистом-патриотом, а специалистом по всемирной истории. Впрочем, он переписывался с Ефремовым и Грушевским, постоянно совершенствовал свой украинский язык, о чем, в частности, писал в письмах. К сожалению, именно за это он и пострадал. Карьере молодого перспективного историка, знавшего много европейских языков, перекрыли кислород, и в 1911 году он бросился под поезд. И. Луценко в тогдашней печати открыто писал о том, что до самоубийства И. Бондаренко буквально довели.

В СВОЕ ВРЕМЯ — ИЗВЕСТНЫЙ НА ВСЮ УКРАИНУ КНИЖНЫЙ ПАВИЛЬОН «ДІЛО». А СЕЙЧАС — СТРОИТЕЛЬНЫЕ ЛЕСА И БАР НА ПЕРВОМ ЭТАЖЕ. В ЛЕВОМ ВЕРХНЕМ УГЛУ — ОРИГИНАЛЬНАЯ ПЕЧАТЬ ПАВИЛЬОНА, ПРЕДОСТАВЛЕННАЯ «Дню» АЛЕКСАНДРОМ МУЗЫЧКО

Еще одна интересная деталь. В свое время «Просвіта» издала брошюру И. Бондаренко, посвященную Гарибальди, одному из основателей Италии. Эта брошюра не касалась непосредственно Украинского движения, впрочем, она моментально была конфискована, ведь в ней увидели хитрый намек на параллели в судьбе итальянского и украинского народов. К счастью, несколько экземпляров книги все же сохранилось.

№11

Сейчас это здание покрыто лесами, на его первом этаже — бар, а когда-то здесь находился один из важных центров распространения украинской книги — известный на всю Украину книжный магазин «Діло», основанный в начале 1900-х годов. На нем так и было написано: «Українська книгарня «Діло», а в витрине, как вспоминают современники, стоял большой портрет Шевченко. В своих воспоминаниях уроженец Одессы Николай Костырко, на то время — одесский гимназист, писал, что на него, как и на многих других украинцев, произвел впечатление сам факт существования этого книжного магазина. Сначала, проходя мимо, он считал, что название этого книжного магазина — «Діло» — неправильно написано. Однажды он все же зашел туда. И в результате, уже позже, в годы революции, стал помощником кого-то из ключевых личностей Украинского национального движения. Возглавлял книжный магазин «Діло» один из самых известных деятелей «самостійницького» движения Виталий Боровик, который долгое время проживал в доме на Соборной площади.

Напротив дома бывшего книжного магазина «Діло» — переулок Маяковского, имевший в досоветские времена название Малый. Здесь в 1917 — 1920 гг. располагался Украинский клуб — один из важных центров украинского национального движения в Одессе.

УЛИЦА ПРЕОБРАЖЕНСКАЯ №14/16

Здесь в тогдашней Одесской рисовальной школе учился и работал известный украинский художник, член одесской «Просвіти» Амвросий Ждаха. В Одесском историко-краеведческом музее есть целый стенд, посвященный его рисункам, в том числе — «поштівкам» с сюжетами из украинской истории и национальными «строями».

УЛИЦА САДОВАЯ №19

Вероятнее всего, оригинальный дом, который стоял на этом месте в начале ХХ века, не сохранился, но именно по этому адресу в те годы Константин Литвиненко держал гастроном. Сам хозяин был украиноязычным, и все, что было написано в витринах, — тоже. Константин Литвиненко не был представителем интеллигенции, по нынешним меркам это был обычный бизнесмен, но в то же время идейный человек, украинский патриот. Он читал соответствующую литературу, совершенствовал свой украинский язык, стал одним из распространителей украинской прессы в Одессе, был одним из спонсоров книжного магазина «Діло». Он был меценатом Украинского движения. Но, как вспоминали его современники, всегда говорил, что не хочет, чтобы его имя афишировали. Равно как и Е. Чикаленко, К. Литвиненко «любил Украину до глубины своего кармана».

И еще один интересный момент: Литвиненко хорошо играл на бандуре, в том числе — на заседаниях «Просвіти» и его продолжателя — Украинского клуба. У его внуков даже сохранилась фотография. Финал жизни этого человека — прогнозирован. В 1920 году он попал к одному из первых молохов большевистских репрессий: все его имущество конфисковали, а его самого расстреляли.

СОБОРНАЯ ПЛОЩАДЬ №1

Дом по этому адресу, согласно документам, арендовал продолжатель «Просвіти» — Украинский клуб, во главе которого был И. Луценко, а позже — публицист, поэт и писатель общеукраинского масштаба Илько Гаврилюк.

А на самой Соборной площади в марте 1920 года произошло малоизвестное и малоисследованное, но крайне приметное событие на грани досоветского и советского периодов. Речь идет о праздновании дня рождения Тараса Шевченко. На тот момент Украинское национальное движение уже пострадало от преследований, но в Одессе еще оставалась значительная часть украинской интеллигенции. К тому же тогда в городе было немало воинов Украинской галицкой армии. Большевики, как известно, Шевченко не отрицали, но празднование в их понимании должно было иметь пролетарский характер и проходить под красными знаменами (весьма актуально, кстати...). Так вот, когда они пришли на Соборную площадь с красными флагами, а украинцы пришли с сине-желтыми, произошел конфликт. Но большевиков было гораздо меньше, чем 20 тысяч украинской «громады». И когда большевистский агитатор залез на трибуну, его быстренько сбросили и под «Ще не вмерла Україна» желто-синяя колонна двинулась по улице Преображенской, по Дерибасовской и дальше... Большевики были напуганы, но их оцепенение продолжалось недолго. На демонстрацию, которую им едва удалось примирить, они отреагировали очень жестко: в апреле, то есть уже через месяц, около 200 представителей украинской элиты были расстреляны или высланы. Была разгромлена возрожденная в 1917 году «Просвіта».

ИВАН ЛУЦЕНКО

Несмотря на мифы о том, что Украинское движение, как утверждается, было слабым, дегенеративным и никому ненужным, единственным аргументом против него были репрессии.

Мы допускаем (хотя это надо исследовать отдельно), что эта манифестация была завершающим аккордом Украинской революции в городах Надднепрянской Украины (в сельской местности (вспомним Холодный Яр) активная борьба продолжалась и в дальнейшем).

УЛИЦА ЖУКОВСКОГО (до 1902 года — Почтовая)

На стене дома № 27 прикреплены две мемориальные доски: уже упомянутому Михаилу Комарову и Лесе Украинке. Здесь в конце ХІХ — в начале ХХ вв. проживало семейство М. Комарова, в частности, кроме упомянутого сына Богдана, талантливая поэтесса Галина Комарова. Квартира М. Комарова была одним из важных центров интеллектуальной жизни местных украинцев. Несколько раз здесь гостила друг семейства Комарова — Леся Украинка.

№ 38

Тут некоторое время проживал Всеволод Голубович — в 1917 г. в Генеральном Секретариате Центральной Рады — секретарь путей, секретарь торга и промышленности. В 1918 г. — председатель Совета народных министров, министр иностранных дел УНР.

На углу улиц Преображенской и Жуковского располагалась церковь, где в 1918 — 1920 гг. службу правил на украинском языке украинский священник, сторонник идеи автокефалии Украинской церкви, иеромонах Мыкыта.

Распространено мнение, что Одесса — толерантный город. Как и любой другой, этот штамп, к сожалению, не всегда подтверждается. Хотя в истории города есть личности, которые крайне благосклонно относились, в частности, к Украинскому национальному движению, не имея к украинству никакого этнического отношения. Прежде всего это Владимир Жаботинский, который несколько лет жил с родителями на улице Почтовой. Родился он на улице Базарной. Мемориальную доску, посвященную ему, можно увидеть на улице Еврейской. Он защищал Украинское движение часто намного лучше и эффективнее, нежели сами украинцы. С соответствующими публикациями он выступал в одесской прессе совершенно открыто.

УЛИЦА РИШЕЛЬЕВСКАЯ

В доме № 47 (не сохранился) первые десятилетия ХХ в. располагалась типография Е. Фесенко, где была напечатана львиная доля украиноязычной литературы в Одессе. Самое важное, что при УНР и Украинском государстве П. Скоропадского здесь печатали украинские деньги.

Какие идеи провозглашались и обсуждались тогда среди украинских деятелей Одессы? — спрашиваем пана Александра.

— Это прозвучит сенсационно, но надо сказать, что Одесса, несмотря на все современные мифы, принадлежала к наиболее «самостійницьким» центрам Украинского движения. И это вывод не историков, а свидетелей эпохи. Согласно воспоминаниям одного из лидеров Украинского национального движения в Одессе Николая Ковалевского, приехав в этот город, он был поражен тем, насколько серьезнее здесь, в отличие даже от Киева, была распространена «самостійницька» идея. И, опять же, несмотря на многочисленные мифы, «самостійницька» идея была не привнесена сюда искусственно, а в том числе здесь, в Одессе, происходило ее становление. Правда, немало деятелей действительно были приезжие, но многие из них жили в Одессе с детских лет, и их мировоззрение «творилось» именно здесь. Среди них следует вспомнить ботаника и книговеда Богдана Комарова (сына Михаила Комарова (Комара), выдающегося языковеда, литературоведа, одного из известнейших исследователей Шевченко, личного друга Леси Украинки, одного из глав «Просвіти»), геополитика и поэта Юрия Липу. А среди одесситов по рождению — Михаила Слабченко (выдающийся украинский историк, о котором уже были публикации в «Дне»), Всеволода Змиенко (генерала-хорунжего Армии УНР).

В Одессе была полноценная интеллектуальная среда, поддерживающая контакты с другими городами. Стоит заметить, что Иван Луценко, о котором будет идти речь далее, и С. Шелухин были людьми довольно состоятельными. Они могли позволить себе путешествия в Западную Украину, в Киев, Харьков. Более того, И. Луценко даже бывал на пражских съездах известных организаций «Сокол» и «Сечь». То есть это были не «забитые», а развитые люди широких горизонтов. Часто приезжали и к ним. Например, в свое время в Одессе побывал Николай Михновский.

Происходил очень активный обмен литературой, что иногда приводило, разумеется, к проблемам с цензурой.

Какая литература была в обращении?

— Кроме классических трудов Шевченко и Франко, имеющихся у каждого, большим спросом пользовались такие журналы, как «Киевская старина», «Літературно-науковий вісник», «Записки НТШ». Одесса была на одном из ведущих мест по масштабам подписки этих изданий.

Мы говорили преимущественно о дореволюционных и революционных временах, а как на счет советского периода?

ЭТА МЕМОРИАЛЬНАЯ ДОСКА, ПО СЛОВАМ АЛЕКСАНДРА МУЗЫЧКО, НЕРЕДКО СТРАДАЕТ ОТ ПРОЯВЛЕНИЙ ВАНДАЛИЗМА. ОНА УСТАНОВЛЕНА НА ДОМЕ, КОТОРЫЙ ИСТОРИК НАЗЫВАЕТ СЕРДЦЕМ УКРАИНСКОГО ДВИЖЕНИЯ ОДЕССЫ

— И в советские времена украинская жизнь Одессы не замирала. Если говорить бегло, то в 20-е, годы украинизации, в Одессе также обозначился расцветом украинской национальной жизни, связанным с такими именами, как Михаил Гордиевский, Михаил Слабченко и его историческая школа, Андрей Музычка. 30-е годы — полная пропасть... Вторая мировая война, как по мне, была весьма противоречивым событием, открывшим определенные перспективы для развития украинского национально-освободительного движения. Украинское движение в Одессе военных времен прежде всего связано с именем коренного одессита Святослава Караванского, известного диссидента, на то время деятеля ОУН. Так, в свое время пресса публиковала письма украинских студентов, датированные 1942 — 1943 годами (кроме визы С. Караванского, там еще 20 подписей) с просьбой-требованием к румынской власти возобновить лекции по истории Украины и литературе. В круглом доме (не сохранился) на Греческой площади он и его соратники распространяли украинскую литературу.

Яркой, стоящей всевозможной популяризации страницей украинской национальной жизни в Одессе является пребывание в городе в 1948 г. легендарного Романа Шухевича. В то время как карательные советские органы разыскивали его по всей стране, он по подделанным документам спокойно лечился в Лермонтовском санатории и купался в море. В 90-е годы один из одесских переулков был назван в честь Р. Шухевича, но впоследствии это название, к сожалению, упразднили.

После возобновления советской власти опять начались репрессии, но и во второй половине ХХ в. одесские украинцы не растворились в интернациональном море.

Например, единственный, кто пережил сталинские репрессии и вернулся к историческим исследованиям, — это Самсон Ковбасюк, ученик М. Слабченко (одним из учителей которого был Грушевский), который, заметьте, позже возглавил кафедру истории Украины (на то время это была кафедра истории УССР), где сейчас преподаю я и мои коллеги. Таким образом, советской власти не удалось прервать традицию. На улице Преображенской жил преподаватель этой кафедры, историк, археограф Анатолий Бачинский (ему установлена здесь мемориальная доска), активный период деятельности которого приходится на 60 — 90-е годы. Много для сохранения предметов одесской украинской древности и исторической памяти о ней сделали одесские краеведы Г. Зленко и Т. Максимьюк. Одесса была южной столицей украинского диссидентства. Кроме упомянутого С. Караванского, следует вспомнить Анну Михайленко.

Новейшая история, 1990-е — 2000-е годы, несмотря на якобы статус Одессы как одного из областных центров независимой Украины, также заполнена сложной борьбой местных украинцев за свое национальное «Я». Много в этом направлении сделали деятели возобновленной «Просвіти», редакция газеты «Чорноморські новини», энтузиаст украинской книги Галина Дольник и другие. К сожалению, далеко не всегда борьба давала результаты. Скорее, у каждого была и есть в качестве цели перспектива. Часто надежда на будущее является своеобразным бромом, без которого нельзя читать не только историю Украины, но и воспринимать ее причудливую современность. Многое не реализовано не по вине местных деятелей, но из-за отсутствия надлежащей поддержки со стороны других украинских городов, где Одессу часто воспринимали и воспринимают как неукраинский город, подыгрывая, даже вопреки собственному желанию, шовинистам. Вспомним хотя бы о маниакальной привычке представителей политического и даже культурного бомонда, посещая Одессу, переходить на «общепонятный язык», вроде бы украинский язык является чем-то инородным для одесситов. Таким образом откровенно подставляются и игнорируются местные украинцы, стремящиеся к развитию украинского языка и в целом культуры. Втягиваясь в эту традицию, рядовые мигранты-украинцы в основном мгновенно стараются раствориться в неукраинской среде, уродуя свой язык и ментальность и только выставляя себя на посмешище.

А в конце нашей экскурсии стоит вспомнить малоизвестную даже среди исследователей статью великого украинского мыслителя Дмитрия Донцова об Одессе, которая была опубликована в газете «Краківські вісті» в 1941 году. Заглавие этой статьи — «Одеса — «око України до Європи» — могло бы, на мой взгляд, стать не только символом Одессы, но и продиктовать определенную концепцию развития города в пределах нашей страны.

По материалам Мария ТОМАК, газета "День".

048.ua

Тема к обсуждению: Одесса город «самостийников»

От абсолютного большинства одесских экскурсоводов вы не услышите ту информацию, которая сконденсирована в этом материале. Допускаем даже, что экскурсоводов с таким багажом в Одессе вообще нет. По крайней мере, пока. Виртуальная интеллектуальная прогулка по центру Одессы, которую «День» представляет на этом развороте, является результатом длительных и кропотливых усилий ученых. Они работают на кафедре истории Украины исторического факультета Одесского национального университета имени И. Мечникова и по песчинкам воспроизводят историю Украинского движения Одессы и подробности биографии многочисленной (и вовсе не маргинальной, заметьте!) украинской общины Одессы.

Александр МУЗЫЧКО, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Украины исторического факультета Одесского национального университета им. И. Мечникова.

Александр работает на упомянутой кафедре, которую в свое время, кстати, возглавлял Самсон Ковбасюк, единственный одесский историк, который пережил сталинские репрессии и вернулся к своим исследованиям. Он был учеником известного историка Михаила Слабченко, одним из учителей которого был Грушевский. И эта историческая преемственность, поверьте, очень ощутима. Кстати, недавно работники кафедры истории Украины Одесского университета издали книгу «Чорноморська хвиля української революції», к которой мы еще обратимся детальнее.

Музычко предлагает читателям виртуальную экскурсию по Одессе, процедуру разрушения мифов, связанных с этим украинским городом — «оком Украины в Европу».

УЛИЦА СТАРОПОРТОФРАНКОВСКАЯ

Основателем Украинского национального движения в Одессе был историк Леонид Смоленский, который жил на улице Старопортофранковской и Гоголя (Внешняя), 17. Поскольку он был преподавателем во многих учебных заведениях Одессы, с его персоной в городе связано много объектов — например, бывшая юнкерская школа на Французском бульваре. Уже в 1870-е годы он устраивал на своей квартире беседы, посвященные истории и культуре Украины, которые их участники называли народным университетом. Уже тогда он провозглашал «самостийницкое» мировоззрение. «Просвіта», основанная уже после смерти Л. Смоленского, очень его уважала. Его именем был назван издательский фонд, основанный при «Просвіті». Подобно другим деятелям Украинского движения, Л. Смоленский был одним из самых популярных деятелей в Одессе. Его приглашали преподавать историю в школах, в семьях знатных людей, он был преподавателем одесского юнкерского училища, его приходил слушать И. Мечников, Д. Овсянико-Куликовский (тогда — студент Новороссийского университета, а позднее — один из известнейших русских литературоведов, академик Российской академии наук, который в воспоминаниях писал об огромном влиянии Смоленского). В 1875 г. Одессу посетил М. Драгоманов, который выступал перед одесской общественностью, стараясь, по его словам, «удержать консервативную программу против революционизма Смоленского». Выдающийся философ В. Лесевич после общения с Л. Смоленским был вынужден признать силу его таланта и глубину взглядов. Популярность среди многих одесситов не спасла Л. Смоленского. Как известно, после убийства Александра ІІ (1881 год) начали хватать и бросать в тюрьму всех подряд. Л. Смоленского тоже схватили и уничтожили все его наследие. Поэтому не сохранилось ни одной его статьи, только многочисленные воспоминания о нем. Этот случай подорвал его творческую активность.

В одной из своих статей я назвал Л. Смоленского и еще одного деятеля, члена «Просвіти» Константина Литвиненко (детальнее о нем будет идти речь далее) праведниками 1905 года. Дело в том, что именно в этом году в Одессе проходили еврейские погромы, а они — Л. Смоленский и К. Литвиненко — прятали в своих квартирах евреев. Собственно, смерть Л. Смоленского современники связывали с тем шоком, который он пережил, наблюдая за еврейскими погромами. Ведь это был человек, который верил в просвещение, в то, что добро победит, и когда он увидел, во что превращается Одесса, что общество докатилось буквально до первобытности, его сердце не выдержало...

УЛИЦА ОЛЬГИЕВСКАЯ №17

В этом доме жил известный филолог, профессор и проректор Новороссийского университета Владимир Лазурский. Его квартира также была центром Украинского культурнического движения, а жена В. Лазурского, Наталья (двоюродная сестра выдающегося академика А. Богомольца), была подругой Марии Заньковецкой. Когда Заньковецкая приезжала в Одессу (а это случалось нередко), вместе с Кропивницким и Марьяненко они непременно посещали дом Лазурских (об этом свидетельствуют воспоминания самого В. Лазурского). Супруги Лазурские были членами одесской «Просвіти».

Обратите внимание: то, что Владимир Лазурский был украинофилом, не помешало ему быть проректором Новороссийского университета с 1917-го по 1920 гг. Собственно, он был последним проректором Новороссийского университета, в 1920 году преобразованного большевиками в Институт народного образования.

УЛИЦА ПАСТЕРА (бывшая ХЕРСОНСКАЯ) № 13

Современное здание Одесской национальной научной библиотеки им. Горького (в конце ХІХ — в начале ХХ вв. — Публичной библиотеки) построил Федор Нештурха (или Нештурх), украинский патриот, член «Просвіти», знаменитый одесский архитектор, автор многих зданий. В 1918 г. он мечтал построить еще более величественное здание для Украинской национальной библиотеки. Это значит, что Одесса построена не только руками украинских мастеров, но и умением и профессионализмом украинских архитекторов. Очень часто одесские экскурсоводы вспоминают только Торричелли и Бернардацци, чья работа, безусловно, весьма украсила город, но это еще не означает, что можно забывать своих.

№ 15

Одесский академический украинский музыкально-драматический театр имени известного украинского режиссера Василия Василько до революции был частным и носил имя Сибирякова. Здесь бывали разные труппы, в том числе труппа Н. Садовского, М. Заньковецкой и И. Марьяненко. Одесситы очень любили украиноязычные спектакли трупп М. Кропивницкого и Н. Садовского. Они пользовались безумной популярностью. Правда, выступали они преимущественно в современном Одесском академическом русском драматическом театре (ул. Греческая, 48). На нем, между прочим, до последнего времени была мемориальная доска, сообщающая, что в этом здании выступала труппа М. Кропивницкого и М. Заньковецкой. Впрочем, после ремонта театра доска «случайно» исчезла. Ее просто сняли «под шумок». Заметьте, что этот мемориальный знак — инициатива не националистов, он был установлен еще в советское время.

№ 36

В этом доме на третьем этаже жил один из самых выдающихся деятелей Украинского национального движения в Одессе Сергей Шелухин, член Украинской Центральной Рады, министр судебных дел при Центральной Раде и юстиции в правительстве Директории УНР. Его большая шестикомнатная квартира была одной из ячеек Украинского движения. В целом это было довольно распространенное явление, когда квартиры общественных деятелей становились своеобразными центрами Украинского движения. Следует отметить, что он принадлежал не только к, собственно, украинской элите, но и к элите всего города. Сергей Павлович был известным правоведом, членом окружного суда, возглавлял Общество защиты женщин, участвовал в ряде резонансных процессов, много публиковался. Его жена, Любовь Николаевна Шелухина, также занималась активной общественной деятельностью. В этом же здании, уже в 1917 году во время Украинской революции находился Украинский революционный управленческий комитет. В квартире С. Шелухина бывал Иван Франко, один из ведущих деятелей НТШ Львова Владимир Гнатюк с женой.

Это является свидетельством того, что южные деятели Украинского движения тесно сотрудничали с киевскими и галицкими, хотя на то время они, по сути, принадлежали к разным странам.

№ 40

Здесь жил Дмитрий Сигаревич, филолог, историк, один из ведущих деятелей Украинского национального движения начала ХХ века, член «Просвіти» и многих других общественных организаций. Он поддерживал контакты со многими украинскими писателями и общественными деятелями, в том числе львовянами, среди которых — уже упомянутый Владимир Гнатюк.

№ 52

Этот адрес, можно сказать, является сердцем Украинского движения Одессы. На этом здании установлены две мемориальных доски — Ивану Луценко и Ивану и Юрию Липам. Эти памятные знаки регулярно становятся предметом вандализма.

В этом же доме в 1870-е годы был расположен пансион Рандаля, учился выдающийся украинский деятель, меценат Евгений Харлампиевич Чикаленко, уроженец современной Ананьивщины.

В начале ХХ в. здесь поселился Иван Митрофанович Луценко, на мой взгляд, самый выдающийся деятель Украинского движения в Одессе. Он был известным врачом, доктором медицинских наук (диссертацию, между прочим, защитил в Петербурге), одним из основоположников гомеопатии (не в локальных пределах Одесщины, а на просторах Российской империи и всей Европы). Одним из первых в Российской империи он использовал рентгеновские лучи в медицинских обследованиях. Иван Луценко был членом Центральной Рады, публицистом (его статьи по истории до сих пор актуальны, поэтому в ближайшее время я намерен переиздать их), изучал историю, интересовался вегетарианством, эсперанто. Сфера его интересов — крайне разносторонняя.

Согласно воспоминаниям его друга С. Шелухина, большую часть своих средств И. Луценко тратил на Украинское национальное движение. Он много путешествовал, был членом НТШ, часто посещал его заседания во Львове. Он был председателем и одним из основателей одесской «Просвіти».

Словом, он был южным Михновским. Распространял идею «самостийности» Украины, а также последовательности и напористости Украинского национального движения. И. Луценко был одним из основателей партии самостийников-революционеров. И. Луценко помогала его дочка Анастасия. Кстати, в 18-летнем возрасте она была арестована за политическую деятельность и полтора года провела в одесской тюрьме.

За И. Луценко и его семейством постоянно следили жандармы. Но, несмотря на это, он пользовался достаточно большой популярностью в городе, что опровергает еще один миф относительно того, что Украинское движение в Одессе якобы не воспринимали. Эти общественные деятели были в числе самых популярных личностей среди одесситов. В большей степени, популярность И. Луценко была связана с его врачебной практикой. Пациентов он принимал и дома, и в больнице на улице Степной. Там находилась также открытая им гомеопатическая аптека.

Современники И. Луценко вспоминали, что он, уже будучи пожилым (за 60), с саблей и на коне воевал против большевиков в войсках Петлюры на Волыни. Там он и встретил свою смерть. Его убили большевики в 1919 году. Изрубили так, что даже тело не нашли, поэтому и место его захоронения неизвестно.

Этот дом связан также с именем Ивана Липы — деятеля общеукраинского масштаба, которому приходилось быть комиссаром Одессы от Центральной Рады, министром культов и вероисповеданий Директории УНР и министром здоровья правительства УНР в экзиле. Иван Липа был врачом, членом НТШ. Помимо прочего, И. Липа писал сказки для детей, которые включены даже в школьную программу по украинской литературе.

Правда, мемориальная доска, установленная на этом доме, — несколько неточная. Иван и Юрий Липы здесь не жили, но часто бывали в квартире И. Луценко. Жили они на углу улиц Ефимова и Юрьевской, которая в 90-е годы была переименована в улицу Ивана и Юрия Лип. Кстати, дом, в котором они жили и в котором в 1917—1918 годах работало издательство «Народний стяг», тоже сохранился. Сейчас имя этой улицы является объектом посягательств со стороны власти: развернута целая пропагандистская кампания — мол, Иван и Юрий Липы были фашистами, националистами и вообще, кто такие украинцы, чтобы их именами улицы называть?..

Начинал свою деятельность Иван Липа в Харькове, долгое время жил в Одессе, а умер под Львовом в 1923 году. Юрий Липа был замучен пытками НКВД в 1944-ом.

Интересный факт: в Одессе часто бывали М. Коцюбинский и Л. Украинка. Как известно, они страдали от легочных болезней, и как раз и Луценко, и Липа как профессиональные врачи заботились о них.

В 1917 году именно в этом доме находилась ячейка Центральной Рады.

УЛИЦА СОФИЕВСКАЯ № 30

На этом доме есть мемориальная доска, указывающая, что именно здесь в 1905—1909 годах действовало первое в Надднепрянской Украине общество «Просвіта». Правда, публичные лекции по истории Украины и литературы проходили под надзором жандармов. Порой возникали трагикомические ситуации, когда члены «Просвіти» вынуждены были переводить свои лекции на русский язык — специально для надзирателей.

spacer.gif

ФОТО С САЙТА ARENDA-ODESSA.COM

spacer.gif112-14-2.jpgspacer.gif
spacer.gif

ВИРТУАЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ЛЕГКО ПРЕВРАТИТЬ В РЕАЛЬНОЕ. НА ЭТОЙ КАРТЕ МЫ ОБОЗНАЧИЛИ ПРЕДЛОЖЕННЫЙ МАРШРУТ

spacer.gif

На этой мемориальной доске увековечены далеко не все. Стоит вспомнить также воспитанника Новороссийского университета Павла Клепацкого. Он интересен тем, что в 1908 году прочитал в «Просвіті» цикл лекций «Історія України-Руси» по М. Грушевскому на украинском языке. На эти открытые лекции каждый раз собиралось не менее сотни человек. Обсуждение затягивалось до 12 ночи.

Помимо остального, с «Просвітою» связан существенный момент, подтверждающий, что одесские градоначальники не всегда были украинофобами. Решение об основании общества «Просвіта» было принято в ноябре 1905 года на квартире И. Луценко. Следовательно, инициативная группа написала официальное письмо тогдашнему градоначальнику, и вскоре на первом этаже этого здания начала действовать «Просвіта». В дореволюционной истории Одессы градоначальников, заслуживающих упоминания в контексте нашего разговора, было, по крайней мере, два: Семен Яхненко и Павел Зеленый. Они благосклонно относились к Украинскому национальному движению. А Павел Александрович Зеленый вообще был известным на всю Российскую империю украинофилом, именно он дал официальное разрешение на основание «Просвіти».

№22

Тут в первые десятилетия ХХ в. действовала частная школа Л. Ковальчука — одного из самых активных украинцев Одессы. В школе ряд предметов преподавали на украинском языке. В революционные времена она была важным центром украинского национального движения.

УЛИЦА ТОРГОВАЯ

Некоторое время на этой улице проживал Владимир Данилов — личность, заслуживающая упоминания в контексте толерантного отношения других народов к украинцам. Также он проживал по адресу Ольгиевская, 12. В одном из писем он писал, что по происхождению является россиянином, из Смоленщины, но, живя некоторое время в Украине, в частности, в Нежине, Одессе, Катеринославе (кстати, он лично был знаком с Д. Яворницким), проникся Украиной настолько, что стал ее сыном, выучил украинский язык. В. Данилов общался с И. Нечуем-Левицким и Б. Гринченко, был членом «Просвіти». Правда, в Одессе он прожил около пяти лет и, в конечном итоге, его жизнь завершилась в Ленинграде, но он поддерживал очень тесные контакты с одесской общественностью до конца своей жизни.

На этой же улице были расположены Одесские высшие женские курсы, где сформировалось украинское женское общество курсисток.

На расположенных неподалеку, менее заметных улицах Княжеской (или Княжьей) располагалась Украинская библиотека («книгозбірня»). На улице Конной некоторое время жил знаменитый украинский литературовед, воспитанник Новороссийского университета Андрей Никовский.

УЛИЦА НЕЖИНСКАЯ

В доме 65 в 1918 г. были расположены редакции украинских газет «Вільне життя» та «Вісник Одеси».

УЛИЦА ПРЕОБРАЖЕНСКАЯ №24

Сейчас по этому адресу находится Научная библиотека Одесского национального университета им. И. И. Мечникова, а ранее здесь локализовался историко-филологический факультет Новороссийского университета. На этом факультете, в частности, как и в Новороссийском университете в целом, а потом и в Институте народного образования, учились и работали многие одесские общественные деятели, в том числе представители Украинского движения. В университете действовало украинское студенческое общество, в котором числилось около 300 человек. Одним из его лидеров был Дмитрий Сигаревич, в него входили Юрий Липа, Анна Чикаленко, дочь Евгения Чикаленко. В 1920-е годы, когда университет был преобразован в Институт народного образования, свою деятельность в нем развернул Михаил Слабченко и его ученики. Фактически, на период начала 20-х годов Одесса была одним из самых развитых центров украинистики — и исторической, и литературоведческой.

Но в украинскую историю это здание вошло в основном потому, что именно здесь произошло очень важное событие общеукраинского масштаба. В марте 1907 года Александр Грушевский, брат Михаила Грушевского, впервые в истории Надднепрянской Украины начал читать лекции по истории Украины на украинском языке. То есть и здесь Одесса была лидером.

Заведующим историко-филологическим кабинетом, который также находился в этом здании, работал Иван Бондаренко. Эта фигура интересна тем, что он был не, собственно, историком-украинистом-патриотом, а специалистом по всемирной истории. Впрочем, он переписывался с Ефремовым и Грушевским, постоянно совершенствовал свой украинский язык, о чем, в частности, писал в письмах. К сожалению, именно за это он и пострадал. Карьере молодого перспективного историка, знавшего много европейских языков, перекрыли кислород, и в 1911 году он бросился под поезд. И. Луценко в тогдашней печати открыто писал о том, что до самоубийства И. Бондаренко буквально довели.

spacer.gif
spacer.gif112-14-4.jpgspacer.gif
spacer.gif

В СВОЕ ВРЕМЯ — ИЗВЕСТНЫЙ НА ВСЮ УКРАИНУ КНИЖНЫЙ ПАВИЛЬОН «ДІЛО». А СЕЙЧАС — СТРОИТЕЛЬНЫЕ ЛЕСА И БАР НА ПЕРВОМ ЭТАЖЕ. В ЛЕВОМ ВЕРХНЕМ УГЛУ — ОРИГИНАЛЬНАЯ ПЕЧАТЬ ПАВИЛЬОНА, ПРЕДОСТАВЛЕННАЯ «Дню» АЛЕКСАНДРОМ МУЗЫЧКО

spacer.gif

Еще одна интересная деталь. В свое время «Просвіта» издала брошюру И. Бондаренко, посвященную Гарибальди, одному из основателей Италии. Эта брошюра не касалась непосредственно Украинского движения, впрочем, она моментально была конфискована, ведь в ней увидели хитрый намек на параллели в судьбе итальянского и украинского народов. К счастью, несколько экземпляров книги все же сохранилось.

№11

Сейчас это здание покрыто лесами, на его первом этаже — бар, а когда-то здесь находился один из важных центров распространения украинской книги — известный на всю Украину книжный магазин «Діло», основанный в начале 1900-х годов. На нем так и было написано: «Українська книгарня «Діло», а в витрине, как вспоминают современники, стоял большой портрет Шевченко. В своих воспоминаниях уроженец Одессы Николай Костырко, на то время — одесский гимназист, писал, что на него, как и на многих других украинцев, произвел впечатление сам факт существования этого книжного магазина. Сначала, проходя мимо, он считал, что название этого книжного магазина — «Діло» — неправильно написано. Однажды он все же зашел туда. И в результате, уже позже, в годы революции, стал помощником кого-то из ключевых личностей Украинского национального движения. Возглавлял книжный магазин «Діло» один из самых известных деятелей «самостійницького» движения Виталий Боровик, который долгое время проживал в доме на Соборной площади.

Напротив дома бывшего книжного магазина «Діло» — переулок Маяковского, имевший в досоветские времена название Малый. Здесь в 1917 — 1920 гг. располагался Украинский клуб — один из важных центров украинского национального движения в Одессе.

УЛИЦА ПРЕОБРАЖЕНСКАЯ №14/16

Здесь в тогдашней Одесской рисовальной школе учился и работал известный украинский художник, член одесской «Просвіти» Амвросий Ждаха. В Одесском историко-краеведческом музее есть целый стенд, посвященный его рисункам, в том числе — «поштівкам» с сюжетами из украинской истории и национальными «строями».

УЛИЦА САДОВАЯ №19

Вероятнее всего, оригинальный дом, который стоял на этом месте в начале ХХ века, не сохранился, но именно по этому адресу в те годы Константин Литвиненко держал гастроном. Сам хозяин был украиноязычным, и все, что было написано в витринах, — тоже. Константин Литвиненко не был представителем интеллигенции, по нынешним меркам это был обычный бизнесмен, но в то же время идейный человек, украинский патриот. Он читал соответствующую литературу, совершенствовал свой украинский язык, стал одним из распространителей украинской прессы в Одессе, был одним из спонсоров книжного магазина «Діло». Он был меценатом Украинского движения. Но, как вспоминали его современники, всегда говорил, что не хочет, чтобы его имя афишировали. Равно как и Е. Чикаленко, К. Литвиненко «любил Украину до глубины своего кармана».

И еще один интересный момент: Литвиненко хорошо играл на бандуре, в том числе — на заседаниях «Просвіти» и его продолжателя — Украинского клуба. У его внуков даже сохранилась фотография. Финал жизни этого человека — прогнозирован. В 1920 году он попал к одному из первых молохов большевистских репрессий: все его имущество конфисковали, а его самого расстреляли.

СОБОРНАЯ ПЛОЩАДЬ №1

Дом по этому адресу, согласно документам, арендовал продолжатель «Просвіти» — Украинский клуб, во главе которого был И. Луценко, а позже — публицист, поэт и писатель общеукраинского масштаба Илько Гаврилюк.

А на самой Соборной площади в марте 1920 года произошло малоизвестное и малоисследованное, но крайне приметное событие на грани досоветского и советского периодов. Речь идет о праздновании дня рождения Тараса Шевченко. На тот момент Украинское национальное движение уже пострадало от преследований, но в Одессе еще оставалась значительная часть украинской интеллигенции. К тому же тогда в городе было немало воинов Украинской галицкой армии. Большевики, как известно, Шевченко не отрицали, но празднование в их понимании должно было иметь пролетарский характер и проходить под красными знаменами (весьма актуально, кстати...). Так вот, когда они пришли на Соборную площадь с красными флагами, а украинцы пришли с сине-желтыми, произошел конфликт. Но большевиков было гораздо меньше, чем 20 тысяч украинской «громады». И когда большевистский агитатор залез на трибуну, его быстренько сбросили и под «Ще не вмерла Україна» желто-синяя колонна двинулась по улице Преображенской, по Дерибасовской и дальше... Большевики были напуганы, но их оцепенение продолжалось недолго. На демонстрацию, которую им едва удалось примирить, они отреагировали очень жестко: в апреле, то есть уже через месяц, около 200 представителей украинской элиты были расстреляны или высланы. Была разгромлена возрожденная в 1917 году «Просвіта».

spacer.gif
spacer.gif112-14-5.jpgspacer.gif
spacer.gif

ИВАН ЛУЦЕНКО

spacer.gif

Несмотря на мифы о том, что Украинское движение, как утверждается, было слабым, дегенеративным и никому ненужным, единственным аргументом против него были репрессии.

Мы допускаем (хотя это надо исследовать отдельно), что эта манифестация была завершающим аккордом Украинской революции в городах Надднепрянской Украины (в сельской местности (вспомним Холодный Яр) активная борьба продолжалась и в дальнейшем).

УЛИЦА ЖУКОВСКОГО (до 1902 года — Почтовая)

На стене дома № 27 прикреплены две мемориальные доски: уже упомянутому Михаилу Комарову и Лесе Украинке. Здесь в конце ХІХ — в начале ХХ вв. проживало семейство М. Комарова, в частности, кроме упомянутого сына Богдана, талантливая поэтесса Галина Комарова. Квартира М. Комарова была одним из важных центров интеллектуальной жизни местных украинцев. Несколько раз здесь гостила друг семейства Комарова — Леся Украинка.

№ 38

Тут некоторое время проживал Всеволод Голубович — в 1917 г. в Генеральном Секретариате Центральной Рады — секретарь путей, секретарь торга и промышленности. В 1918 г. — председатель Совета народных министров, министр иностранных дел УНР.

На углу улиц Преображенской и Жуковского располагалась церковь, где в 1918 — 1920 гг. службу правил на украинском языке украинский священник, сторонник идеи автокефалии Украинской церкви, иеромонах Мыкыта.

Распространено мнение, что Одесса — толерантный город. Как и любой другой, этот штамп, к сожалению, не всегда подтверждается. Хотя в истории города есть личности, которые крайне благосклонно относились, в частности, к Украинскому национальному движению, не имея к украинству никакого этнического отношения. Прежде всего это Владимир Жаботинский, который несколько лет жил с родителями на улице Почтовой. Родился он на улице Базарной. Мемориальную доску, посвященную ему, можно увидеть на улице Еврейской. Он защищал Украинское движение часто намного лучше и эффективнее, нежели сами украинцы. С соответствующими публикациями он выступал в одесской прессе совершенно открыто.

УЛИЦА РИШЕЛЬЕВСКАЯ

В доме № 47 (не сохранился) первые десятилетия ХХ в. располагалась типография Е. Фесенко, где была напечатана львиная доля украиноязычной литературы в Одессе. Самое важное, что при УНР и Украинском государстве П. Скоропадского здесь печатали украинские деньги.

Какие идеи провозглашались и обсуждались тогда среди украинских деятелей Одессы? — спрашиваем пана Александра.

— Это прозвучит сенсационно, но надо сказать, что Одесса, несмотря на все современные мифы, принадлежала к наиболее «самостійницьким» центрам Украинского движения. И это вывод не историков, а свидетелей эпохи. Согласно воспоминаниям одного из лидеров Украинского национального движения в Одессе Николая Ковалевского, приехав в этот город, он был поражен тем, насколько серьезнее здесь, в отличие даже от Киева, была распространена «самостійницька» идея. И, опять же, несмотря на многочисленные мифы, «самостійницька» идея была не привнесена сюда искусственно, а в том числе здесь, в Одессе, происходило ее становление. Правда, немало деятелей действительно были приезжие, но многие из них жили в Одессе с детских лет, и их мировоззрение «творилось» именно здесь. Среди них следует вспомнить ботаника и книговеда Богдана Комарова (сына Михаила Комарова (Комара), выдающегося языковеда, литературоведа, одного из известнейших исследователей Шевченко, личного друга Леси Украинки, одного из глав «Просвіти»), геополитика и поэта Юрия Липу. А среди одесситов по рождению — Михаила Слабченко (выдающийся украинский историк, о котором уже были публикации в «Дне»), Всеволода Змиенко (генерала-хорунжего Армии УНР).

В Одессе была полноценная интеллектуальная среда, поддерживающая контакты с другими городами. Стоит заметить, что Иван Луценко, о котором будет идти речь далее, и С. Шелухин были людьми довольно состоятельными. Они могли позволить себе путешествия в Западную Украину, в Киев, Харьков. Более того, И. Луценко даже бывал на пражских съездах известных организаций «Сокол» и «Сечь». То есть это были не «забитые», а развитые люди широких горизонтов. Часто приезжали и к ним. Например, в свое время в Одессе побывал Николай Михновский.

Происходил очень активный обмен литературой, что иногда приводило, разумеется, к проблемам с цензурой.

Какая литература была в обращении?

— Кроме классических трудов Шевченко и Франко, имеющихся у каждого, большим спросом пользовались такие журналы, как «Киевская старина», «Літературно-науковий вісник», «Записки НТШ». Одесса была на одном из ведущих мест по масштабам подписки этих изданий.

Мы говорили преимущественно о дореволюционных и революционных временах, а как на счет советского периода?

spacer.gif
spacer.gif112-14-6.jpgspacer.gif
spacer.gif

ЭТА МЕМОРИАЛЬНАЯ ДОСКА, ПО СЛОВАМ АЛЕКСАНДРА МУЗЫЧКО, НЕРЕДКО СТРАДАЕТ ОТ ПРОЯВЛЕНИЙ ВАНДАЛИЗМА. ОНА УСТАНОВЛЕНА НА ДОМЕ, КОТОРЫЙ ИСТОРИК НАЗЫВАЕТ СЕРДЦЕМ УКРАИНСКОГО ДВИЖЕНИЯ ОДЕССЫ

spacer.gif

— И в советские времена украинская жизнь Одессы не замирала. Если говорить бегло, то в 20-е, годы украинизации, в Одессе также обозначился расцветом украинской национальной жизни, связанным с такими именами, как Михаил Гордиевский, Михаил Слабченко и его историческая школа, Андрей Музычка. 30-е годы — полная пропасть... Вторая мировая война, как по мне, была весьма противоречивым событием, открывшим определенные перспективы для развития украинского национально-освободительного движения. Украинское движение в Одессе военных времен прежде всего связано с именем коренного одессита Святослава Караванского, известного диссидента, на то время деятеля ОУН. Так, в свое время пресса публиковала письма украинских студентов, датированные 1942 — 1943 годами (кроме визы С. Караванского, там еще 20 подписей) с просьбой-требованием к румынской власти возобновить лекции по истории Украины и литературе. В круглом доме (не сохранился) на Греческой площади он и его соратники распространяли украинскую литературу.

Яркой, стоящей всевозможной популяризации страницей украинской национальной жизни в Одессе является пребывание в городе в 1948 г. легендарного Романа Шухевича. В то время как карательные советские органы разыскивали его по всей стране, он по подделанным документам спокойно лечился в Лермонтовском санатории и купался в море. В 90-е годы один из одесских переулков был назван в честь Р. Шухевича, но впоследствии это название, к сожалению, упразднили.

После возобновления советской власти опять начались репрессии, но и во второй половине ХХ в. одесские украинцы не растворились в интернациональном море.

Например, единственный, кто пережил сталинские репрессии и вернулся к историческим исследованиям, — это Самсон Ковбасюк, ученик М. Слабченко (одним из учителей которого был Грушевский), который, заметьте, позже возглавил кафедру истории Украины (на то время это была кафедра истории УССР), где сейчас преподаю я и мои коллеги. Таким образом, советской власти не удалось прервать традицию. На улице Преображенской жил преподаватель этой кафедры, историк, археограф Анатолий Бачинский (ему установлена здесь мемориальная доска), активный период деятельности которого приходится на 60 — 90-е годы. Много для сохранения предметов одесской украинской древности и исторической памяти о ней сделали одесские краеведы Г. Зленко и Т. Максимьюк. Одесса была южной столицей украинского диссидентства. Кроме упомянутого С. Караванского, следует вспомнить Анну Михайленко.

Новейшая история, 1990-е — 2000-е годы, несмотря на якобы статус Одессы как одного из областных центров независимой Украины, также заполнена сложной борьбой местных украинцев за свое национальное «Я». Много в этом направлении сделали деятели возобновленной «Просвіти», редакция газеты «Чорноморські новини», энтузиаст украинской книги Галина Дольник и другие. К сожалению, далеко не всегда борьба давала результаты. Скорее, у каждого была и есть в качестве цели перспектива. Часто надежда на будущее является своеобразным бромом, без которого нельзя читать не только историю Украины, но и воспринимать ее причудливую современность. Многое не реализовано не по вине местных деятелей, но из-за отсутствия надлежащей поддержки со стороны других украинских городов, где Одессу часто воспринимали и воспринимают как неукраинский город, подыгрывая, даже вопреки собственному желанию, шовинистам. Вспомним хотя бы о маниакальной привычке представителей политического и даже культурного бомонда, посещая Одессу, переходить на «общепонятный язык», вроде бы украинский язык является чем-то инородным для одесситов. Таким образом откровенно подставляются и игнорируются местные украинцы, стремящиеся к развитию украинского языка и в целом культуры. Втягиваясь в эту традицию, рядовые мигранты-украинцы в основном мгновенно стараются раствориться в неукраинской среде, уродуя свой язык и ментальность и только выставляя себя на посмешище.

А в конце нашей экскурсии стоит вспомнить малоизвестную даже среди исследователей статью великого украинского мыслителя Дмитрия Донцова об Одессе, которая была опубликована в газете «Краківські вісті» в 1941 году. Заглавие этой статьи — «Одеса — «око України до Європи» — могло бы, на мой взгляд, стать не только символом Одессы, но и продиктовать определенную концепцию развития города в пределах нашей страны.

По материаламМария ТОМАК, газета "День".

Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Основной принцип - «посетил - отпишись». 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

 Комментарии предназначены для общения и обсуждения , а также для выяснения интересующих вопросов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; безосновательные заявления, оскорбляющие деятельность компании и/или ее услуги; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Автор
0/12
Актуальность
0/12
Изложение
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать