Расхожая фраза о том, что женщины и сами не знают, чего же они хотят, легла в основу пьесы английского драматурга Алана Милна "Романтический возраст" и одноименного спектакля в постановке Анатолия Антонюка.

Действительно, юной романтической барышне, вынужденной жить в прогрессивном 20 веке, трудно угодить, так как ее избранником непременно должен стать самый настоящий принц. И если таковых нет, то кто-то должен взять на себя его роль и с блеском исполнить, лишь частично развеяв иллюзии юной мечтательницы.

Мелисанда Ноул бредит рыцарем и отказывает во взаимности Бобби, парню из вполне приличной семьи, вхожему в дом Ноулов. Ее вообще раздражают все молодые люди, играющие на фондовой бирже, озабоченные своим внешним видом, гольфом, машинами и качеством подаваемой во время семейных обедов еды. Среди них нет достойных кандидатов, и юная мечтательница, люто ненавидя обыденность повседневной жизни, уже готова остаться в старых девах.

Однако господин случай преподносит ей удивительный подарок – спешащий на костюмированный бал Джервейс Мэллори случайно попадает в дом Ноулов. Он облачен в наряд принца и буквально завораживает Мелисанду. Сам Джервейс влюбляется в прекрасную незнакомку с первого взгляда и предвкушает новую встречу, получив приглашение от главы семейства еще раз побывать в гостях. Однако молодым людям довелось встретиться гораздо раньше, на обычной лесной поляне, где Джервейс в своем необычном костюме провел ночь, и куда утром, полная романтических чувств, забрела Мелисанда.

Молодые люди объясняются, и юноша в образе принца обещает увезти свою возлюбленную за тридевять земель. Каково же разочарование Мелисанды, когда Джервейс появляется в ее доме, облаченный в модный костюм для гольфа! Девушка, сдерживая слезы, уже готова выйти замуж за своего давнего поклонника Бобби, но Джервейс, испытывая к ней искренние чувства, готов бороться за свое счастье до конца. Короткий диалог, и молодой человек убеждает неискушенную барышню, что в жизни нет ничего более романтичного, чем домашний очаг, вечерние беседы в кругу семьи, чай и даже злополучный хлебный соус, приготовить который у Мелисанды никак не получается. А сказочная романтика… Что ж, никто не мешает двум влюбленным играть в сказку, когда этого не видят посторонние. И эта тайна поможет им сохранить не только остроту чувств, но и веру в чудеса. Однако хлебный соус никто не отменял!