Режиссер, не нарушая тончайшие нити взаимоотношений персонажей, тактично помогает раскрыться им с неожиданных сторон. Это по-настоящему чеховский спектакль.
В 2005 году за роль Сони Ирина Пегова была удостоена национальной театральной премии «Золотая Маска».

Александр Соколянский («Время новостей»):
«Боже мой, как много в этом спектакле придумано по делу и сделано со вкусом — с радостным и благодарным отношением к жизни? Вот слово, которое следовало употребить первым: „Дядя Ваня“ — крупная работа. Своей значительности этот спектакль не стеснятся нимало: так все и задумывалось. И я уверенно предрекаю ему крупный, значительный успех? я могу сказать, что этот спектакль чудесен. И что он необходим в сегодняшней жизни: посмотрите его».

Марина Мурзина («АИФ-Москва»):
«Это уважительно, нежно, вдумчиво и спокойно воспринятый Чехов, постановками пьес которого сегодня уже вряд ли можно взбудоражить, огорошить и даже изумить. И вот так обратиться к нему — деликатно, интеллигентно — дело для театра благородное. И благодарное, судя по реакции публики».

Любовь Лебедина («Труд»):
«Плотно закроются ставни огромного дома, и зрители больше не увидят, чем занимаются его обитатели. Только почему-то сердце сожмется от боли и станет очень грустно. Давненько в театре я не испытывала такого щемящего чувства».

Светлана Тарасова («Досуг&развлечения»):
«Бывают спектакли, после просмотра которых остается тяжелое чувство: будто положили тебе на спину неподъемный груз и заставили подниматься по узкой лестнице три, а то и четыре часа подряд. А случается наоборот — словно бежишь по лестнице несколько часов, но не чувствуешь ни малейшей усталости, напротив, появляется второе, удивительно легкое дыхание. Спектакль „Дядя Ваня“, поставленный Миндаугасом Карбаускисом на основной сцене МХАТа, относится ко второй категории».